Людмила Карпенко

Ниша: Подология

  • Результат: 1 000 000 руб. во время обучения
Людмила Карпенко

Антон: Людмила, привет!

Людмила: Приветствую всех! Антон, здравствуй!

Антон: Я не слышал, как тебя представлял, не представлял Евгений. Давай чуть-чуть для наших зрителей расскажу. Людмила – наш свежий полуфиналист в обучении на факультете информационного бизнеса. Людмила пробила планку 1 млн рублей, такую значимую для каждого инфобизнесмена. И сейчас на всех парах мчится дальше к 2 млн рублей и, я надеюсь, к миллиону рублей в месяц. Соответственно, сейчас, Людмила, у тебя поспрашиваю те вопросы, которые обычно волнуют наших зрителей. Когда они видят, что очередной миллионер появился, состоялся, то у них возникает сразу много вопросов: «А как? А что, так можно было?» Расскажи, пожалуйста, как давно ты у нас обучаешься?

Людмила: Ну, обучаюсь на самом деле, мне стыдно об этом говорить, потому что с 2016 с лета и мне стыдно, Антон, что я так долго тянулась к этому миллиону. Это можно было успеть гораздо раньше. Но у меня есть офлайн-бизнес. Мой офлайн-бизнес дополняет мой онлайн-бизнес и поэтому, как наверняка многие знают из собственников, ты немножко засыпаешься рано или поздно в офлайне и соответственно у тебя где-то что-то хромает. Поэтому я так растянула эту резину. На самом деле, я думаю, миллион был бы гораздо раньше. Вернее два. В месяц. Два, согласна.

Антон: Давай сразу сориентируем людей. Скажи, на какой теме ты заработала в инфобизнесе вот этот миллион и с чем связан твой офлайн-бизнес, есть ли там какая-то связь между ними.
Людмила: Итак, первый свой онлайн-миллион я заработала на том, чем я занимаюсь в офлайн-жизни, а именно это подология. Те, кто не знает, что это такое, потому что часто я слышу «патология» или еще что-нибудь, только не то, что надо. «Пода» в переводе с греческого – это стопа. Подология – это наука о стопе, то есть чем мы занимаемся. Мы – это я и мой коллектив. У нас есть центр подологии Людмилы Карпенко в г. Одессе. Три года уже вот исполнилось позавчера центру. Мы активно трудимся и помогаем людям сохранить здоровье стоп и ногтей. То есть мы не занимаемся эстетикой, красотой, не рисуем бабочки, не клеим стразики, а конкретно занимаемся помощью при проблемах вросших ногтей, проблемах со стопой в целом, когда нарушается биомеханика, когда появляются всякие деформации, боли, бородавки, мозоли, работа с диабетической стопой, это в принципе благодаря этой болезни и появилась профессия подолог в мире. Наука достаточно молодая, ей всего лишь 50 лет, 6-й десяток пошел, поэтому мало люди об этом знают. Вот так вот.

Антон: Получается, ты работала в офлайне. У тебя была вот такая вот своя компания, где вы помогали, к вам приходили…

Людмила: Нет. Поправочка. Сразу, Антон, чтобы мы не уходили в дебри. Поправочка. В 2011 году, когда Антон Ельницкий трудился еще с г-ном Парабеллумом, я искала себя, и мне очень хотелось открыть свой бизнес и понять, где я могу заработать вот этот инвестиционный фонд, не влезая ни в какие долги, кредиты, у меня нет богатого папы, богатого мужа и т.д. и т.п., нет богатого любовника, поэтому у меня просто была цель, где я могу в современном мире заработать денег на свой бизнес и заниматься тем, что мне нравится. И тогда я вот наткнулась на успехи Елены Сапоговой, насколько я знаю, Антон, благодаря тебе, она и заработала тоже свой первый миллион тогда. И таким образом я попала в какую-то ее рассылку, и как раз тогда был набор на 3-месячное обучение. Я тогда заплатила тысячу долларов. Для меня это были огромные деньги. Я думала: «О Боже! Ничего себе!» Ну и таким образом я познакомилась с этим всем процессом. Тогда мне было жутко страшно, я где-то там зашилась через полтора месяца, но я поняла, что тут абсолютно реальные деньги крутятся, и здесь я точно заработаю свои деньги на мой бизнес. Так оно и было. В 2014 я уже определилась с нишей, то есть достаточно долгий у меня путь был. Но у меня еще там маленький ребенок был и т.д. и т.п. Вот, и я четко определилась, что подология – это то, что не занято, и за этим будущее. Вот так вот.

Антон: Соответственно, ты попала в эту нишу, ты открыла, я так понимаю, какую-то точку помощи людям у себя в городе и начала туда привлекать клиентов.

Людмила: Да.

Антон: Ты их привлекала через интернет или как-то в местных?..
Людмила: Антон, в силу того, что я занимаюсь своим делом уже 18 лет (в этом году вот исполнилось), то есть я всегда работала в принципе со стопой. То есть это был вначале просто аппаратный педикюр. А когда я поняла, что в мире, оказывается, есть такие специалисты, которые называются подологи, либо в Британии, например, или в Америке это pediatrist – это люди, которые уже имеют высшее медицинское образование, но оно не такое, допустим, как у врача-хирурга. Порядка 5 лет он учится, это специализированное образование. Вот, и я поняла, что есть куда развиваться и вот именно в этом я буду нишеваться. И как раз тогда был очередной какой-то кризис, и время определило, что бизнес будет развиваться, когда ты четко нишуешься, узко. То есть в принципе, как и в инфобизнесе, всегда вы нас учите, так и здесь. Вот так вот.

Антон: Ну, собственно, вопрос был в том, клиентов ты туда, откуда брала, из интернета или они по знакомству как-то?

Людмила: Изначально «сарафанное радио» и с той работы, которой я занималась, потому что я изначально занималась педикюром всегда просто аппаратным, а потом в 2005-м я уже пришла к более таким сложным моментам. То есть первое – это «сарафанное радио» было, а потом уже помог интернет.

Антон: Ага, то есть получилось то, что ты работаешь у себя в городе, у тебя есть вот этот небольшой твой бизнес, который, собственно, приносит тебе деньги. Мечта о своем бизнесе сбылась. С чего вдруг тебя потянуло в обучение, в инфобизнес, вот что было мотивом снова начать штурмовать интернет?

Людмила: Хороший вопрос – что было мотивом? То есть мечту я эту никогда не отодвигала. О том, что рано или поздно мою работу я выведу в онлайн и помогу многим коллегам по миру, кто русскопонимающие, потому что нас реально много, наши вебинары слушают из 39 стран одновременно. То есть моя была эта мечта – вывести вот мою работу, систематизировать так, чтобы можно было действительно создавать фундамент знаний у людей, у кого нет этих знаний посредством онлайн. И когда был развал в том далеком 2012-2013, я не помню, с Андреем, то я, естественно, осталась на подписке у Антона Ельницкого, и когда в очередной раз пришло какое-то письмо, что «ребята, набираем, а ну давайте», я думаю: ну ладно, занесу там 700 долларов, это ж не такие страшные деньги, зарабатываю, о’кей, пойду. Вот, и думаю: пора уже, наверное, мне выгребать из офлайна и надо все-таки чуть-чуть, как это сказать, наращивать силу в онлайн. Вот так и пришла к выводу этому.

Антон: Это понятно. Ну, то есть это что побудило. А почему вообще, чем тебя онлайн привлекает? Ну, то есть в офлайн вживую ты видишь людей, ты видишь их результаты, благодарность, вот они уже есть, они приходят. Зачем, какие выгоды ты для себя увидела в онлайне ну для того, чтобы переходить в онлайн?

Людмила: Выгоды. Мне хочется общаться в моей работе с профессионалами с большой буквы. Я хочу расти. Хочу своей работой созидать, то, что мы, по сути, и делаем каждый день. И я понимаю, что общество, непосредственно мое профессиональное, где я работаю, не всегда компетентное, не всегда профессиональное, не всегда понимает, о чем речь. И я понимаю, что если я хочу расти и дальше развиваться и в своей стране создать это общество (ассоциацию подологическую и т.д.), мне надо нарастить эту силу. А как это сделать быстро? Посредством интернета. А как это сделать правильно? Надо обратиться к профессионалам.

Антон: Понятно. И, в общем, ты решила, что хочется большего масштаба, хочется… А вообще удаленность, то, что можно работать из любой точки, это было каким-то вот важным фактором или это для тебя… ну, то есть тебя устраивает твой город и в принципе удаленность не так важна?

Людмила: Нет, однозначно для меня это очень важно. Потому что когда мы ведем вебинары какие-то, моя команда, которая уже собралась за это время, мы работаем все в разных точках и когда я, допустим, там в Киеве повышаю квалификацию как собственник своего бизнеса по моей офлайн-работе, то я с компьютером сижу в каком-то ресторане и слежу за процессами. Либо приветствую участников и дальше мы передаем (мы еще продюсированием часто занимаемся) слово какому-то крутому спикеру. Вот вчера мы тоже партнерились, с немцами тоже проводили вебинар, мы, правда, ничего не заработали, это был пиар-ход, но ничего, тем не менее. Вот так вот.

Антон: Понятно. Почему вот в тот момент, когда ты решила обучаться, ты выбрала именно обучение у нас? Ведь в принципе всяких специалистов, которые обучают инфобизнесу, онлайн-школам, их в принципе… не знаю, только ленивые этому не обучают, почему мы?

Людмила: Ну, мне не нравилось у твоего бывшего партнера то, что всё поставлено на жуткую коммерцию и людей периодически посылают нафиг, не совсем профессионалы там трудятся. Я понимаю, что там среди них куча бездельников, самозванцев и т.д., не в обиду никому из присутствующих сказано. То есть люди не до конца понимают вообще, куда они идут. И вот эти вот, которые как бы конкуренты Антона Ельницкого, – это такие шалопаи, как по мне, несерьезные ребята. А те, кто вроде как серьезные набрались сил, то это хамы и жлобы, и мне это не нравится. И конкретно в твоем проекте я вижу то, что это близко мне, я когда первое записывала себе видео, я об этом говорила, что присутствует не только коммерция, деньги – это индикатор твоей деятельности, насколько ты эффективно и успешно трудишься и действуешь по жизни, то есть деньги – понятно, они где-то там на первом месте, но есть еще этика, есть еще созидание, есть какая-то культура. Вот именно поэтому я и выбрала этот проект и сорри, что я так долго этот миллион зарабатывала.

Антон: Ну, ничего страшного. Мы ко второму будем идти гораздо быстрее.

Людмила: Отлично. У нас эта цель в этом году.

Антон: Хорошо, ты попала к нам на обучение и, собственно, начался твой путь. Вот на какие ключевые точки можно разбить вот тот этап, тот путь к первому миллиону, который ты прошла? Не знаю, первый этап, когда ничего не получается, потом вот что-то случается. Каков был твой путь, какие этапы к этому миллиону первому?

Людмила: Мой путь сложный и тернистый в том плане, что приходится соединять, особенно барышням. Барышни думают одновременно, это многозадачная голова всегда на плечах. Потому что тебе надо помнить о семье, о том и о сем, о муже. Поэтому сложности были в том, что надо действительно, те ребята, которые сейчас приходят, как изначально ты, Антон, говорил в том же ДНК, что, ребята, разгрузите себя, отодвиньте задачи не приоритетные назад, не пытайтесь отмазываться у самого себя, что я сейчас вот схожу котлетки пожарю, а потом сяду за ДНК. Нет, так не должно быть, то есть надо действительно собраться. Если ты уже заплатил денег, прошел отбор и ты здесь, то надо действовать, это важно. В моем случае было сложно, потому что еще соединялся офлайн-бизнес. У меня еще не было как таковой команды, которая мне технически помогает и т.д., поэтому, конечно, было совсем тяжко. Ничего, мы прошли этот этап. Вот. Еще вопрос, Антон, потеряла нить.

Антон: Ну, до первых денег, как долго ты двигалась до первых денег и как заработала первые деньги?

Людмила: Давай так. Смотри, когда я пришла уже непосредственно к тебе, то у нас уже там было за плечами, по-моему, 700 или 800 тысяч рублей, когда перевели, нашу таблицу в Google посчитали, сколько мы заработали, мы уже заработали. Но был нюанс – не было системности. То есть так, бессистемно. Мы как-то хаотично закидывали: «А давайте проведем вебинар с немецким подологом Дитером Бауманном!» – «А давайте!» Раз! – провели, опа! – денег заработали. Я думаю: так, этот хаос меня начинает напрягать, я хочу системности. Ну и вот так тут как раз рассылочка. Ты же когда в природу даешь посыл, она тебе раз! – и отвечает быстренько. Тут рассылка от Антона, вот я иду в этот проект.

Антон: Первые деньги. Первые деньги у нас в обучении, как заработала.

Людмила: Был какой-то из вебинаров Анастасии Вяткиной, где она так очень четенько рассказала, как все-таки правильно собраться с мыслями и провести первый продающий вебинар. Потому что где-то я там целенаправленно, помню даже, в турбочат попала. Мне интересно было понять, как ты мотивируешь бездельников вылазить из этого турбочата. Я специально думаю: ну, попаду, посмотрю, может, я смогу этот инструмент у себя в работе потом использовать. И вот какой-то очередной вебинар, Анастасия дает рекомендации. Я думаю: о, круто! А завтра возьму и попробую в Facebook’е провести прямой эфир и вот как раз попродавать те продукты, которые у нас были до АнтиТренингов, которые и так у нас продавались. И действительно результаты вообще зашибись. Я там, по-моему, на тысяч 150… нет, не помню, не буду врать. 157 тысяч рублей, мы тогда продали. Просто с прямого эфира с Facebook’а. Только потому, что я четко записала себе алгоритм, то, что порекомендовала Анастасия, и по этому алгоритму я двигалась. Это были первые продажи.

Антон: Понятно. Сейчас как выглядит твой продукт, то есть кого и чему ты обучаешь через интернет?

Людмила: Сейчас. Сейчас это несколько продуктов: коучи, VIP-сопровождение… Это уже несколько продуктов. Они немножко сложноваты, если сравнить, как у других инфобизнесменов. Потому что это в основном информация, опять же, повторюсь, мы занимаемся еще продюсированием, не только мои личные лекции есть из работ, связанные с работой, а есть у нас очень много лекций от врачей. Это системные продукты, которые идут от простого к сложному. Как скелет, грубо говоря, основа, а на него наращиваются сухожилья, мышцы, нервы и т.д. То есть это, например, обучение по строению кожи, по работе с диабетиками, то есть что эта болезнь вообще сама из себя представляет, то есть на более клеточном уровне. Это у нас цикл целой лекции. Их там порядка 12-ти с врачом-химиком из Филадельфии. То есть такой у нас есть продукт. Потом, например, есть продукт по санитарным нормам, который мы провели с эпидемиологами из Москвы и Киева, мы объединили этот вебинар в свое время. То есть это такой поменьше продукт. Потом есть целый цикл лекций, например, как начинать вообще работать в кабинете подологии, вот если человек принял решение: да, буду заниматься, решать проблемы. То есть, ну их несколько, они разные. Вот сейчас мы с коучами как раз обыгрываем, объезживаем, как же все-таки мы запакуем окончательно. Потому что непростая ниша, немножко сложновато всем, но я уверена, что мы на правильном пути.

Антон: Кого ты в итоге обучаешь? Ты обучаешь конечных потребителей, у которых есть проблемы с ножками, или специалистов, которые хотят зарабатывать на вот этом новом ремесле?

Людмила: Вторая категория людей, вторая ЦА. То есть интернет во всех странах, поэтому невспаханное поле работы.

Антон: Где ты берешь трафик для того, чтобы… Ну, то есть, опять же, это просто новичковый такой вопрос: где брать трафик, вот если ты решил, например, таких людей обучать?

Людмила: Ну, как правильно ДНК «говорило», это соцсети. По-моему, в ДНК у нас были лекции о том, как… или до ДНК, по-моему, как оформлять вообще должны. Кстати, твоя лекция, как правильно в Facebook’е себя позиционировать и т.д. Это, конечно, соцсети. Если ты правильно идешь, ну позиционируешь себя в соцсетях и не ленишься делать, как тебя АнтиТренинги учат, то будет тебе счастье. Конечно, в первую очередь это соцсети. А уже остальное да, мы пробуем периодически, разные тестим варианты, то есть пригона трафика а-ля в Instagram’е прорекламировались, в Facebook’е попробовали какие-то фишки. Ну, вот по-разному.

Антон: Если брать социальные сети, ну, например, из ВКонтакте у тебя есть клиенты?

Людмила: Антон, раньше были. Но сейчас же так у нас не работает как бы, я ж в Украине нахожусь, и поэтому пока эта соцсеть вообще, не в обиду никому, для меня она вообще не действует. В основном рулит Instagram. У меня еще ниша такая. Можно людей попугать ужасами, показать проблему, а потом показать решение. И тут Instagram, ну вот самое то. То есть кто в таком же варианте, в направлении двигается, то Instagram рулит.

Антон: То есть у тебя в качестве рекламных материалов ты используешь картинки, от которых обычно там тошнит?

Людмила: Однозначно. То есть если сейчас публика зайдет на мой профиль Людмила Карпенко Одесса (латиницей прописано) и поищет, то там достаточно лихо нас Instagram продвигает. Потому что вся команда трудится над постами с ключевыми словами, с правильными хештегами, высокочастотными и т.д. и т.п., и низкочастотными, уникальными, то есть разные мы используем инструменты, и, конечно, то, что вы увидите, вас не порадует. Но многие из вас увидят там себя или своих мам, бабушек, дедушек, детей.

Антон: Используешь концепцию там «до/после»?

Людмила: Обязательно. Как это? Надо ж людей испугать, чтобы они упали сразу в обморок, а потом оживить их.

Антон: Понятно. Вот слушая тебя, я услышал то, что ты сотрудничаешь с какими-то крутыми иностранцами из Германии, еще откуда-то. Для многих из наших слушателей это просто космос. Они сидят у себя дома и не знают, как вот она познакомилась с такими людьми, почему вдруг они выступают. Можешь рассказать, где ты их находишь и как ты их заинтересовываешь, почему они вот выступают для тебя?

Людмила: Ну, это, по сути, то, что, опять же, в АнтиТренингах еще до ДНК начинается лекция о том, что правильно определитесь, вы кто будете: ну, себя будете пиарить или все-таки продюсерством заниматься. Изначально я определилась, что продюсерством мне поинтереснее будет. Это посложнее, но поинтереснее, в моем случае. Мне нравится быть таким «серым кардиналом». Так это масштабно. И в одной из лекций четко, я уже не помню, кто ее вел, четко было проговорено, что не надо бояться вот к этим дядям, страшным каким-то светилам, профессорам стучаться, нужно просто брать и делать. Надо к этому готовиться, брать и делать. И когда я уже занишевалась в подологии, в 2014 я создала в Facebook’е группу, она так и называется «Подология СНГ». Оттуда, по сути, уже возникло само название «Подология СНГ» нашего проекта онлайн. И там просто мы задруживали людей, которые работают в нише подологии. Это тоже как бы оттуда. У нас там всего лишь 2 тысячи человек, но тем не менее. Она закрытая, эта группа. И потихонечку я начала, что это вот как бы такой инструмент… «Вот смотрите, есть группа, она активна, люди там общаются, и вот они хотят знаний, а вы вот такой классный (как учили в АнтиТренингах, там надо общаться), а давайте сделаем». И когда ты человеку доносишь, что да, есть целевая аудитория, а вот смотрите, а вот мы уже провели такое количество вебинаров, а вот смотрите, у нас там самое дешевое, как в АнтиТренингах учили, самые там обычные вебинары, где там чуть ли не по 10 долларов вход, гонят огромное количество людей, и ты потом этому лектору показываешь: «А вот смотрите, а вот 157 человек вчера слушало (или там 160, или там двести с чем-то…)» Он такой: «М-м, а давайте». То есть всё, как вы учили.

Антон: А вот эти эксперты, которые у тебя выступают, ты им что-то платишь или на добровольной основе вот обговаривалось?..

Людмила: По сути, Антон, я использую все те инструменты, которые есть в лекциях в АнтиТренингах. По-разному. Иногда вот ты учил, что только начинаем, с этим будут одни условия, а вот если уже ты там продвинутый и известный в своих кругах, ну, конечно, с ним тут приходится уже там разных «козлов» и «коз» использовать, чтобы к нему подобраться. Поэтому я не могу сказать однозначно «да, плачу» или «не плачу» – со всеми по-разному. Это может быть гонорар в 10%, это может быть просто пиар в нашем проекте, а это может быть и такой гонорар, который и за 30% переваливает.

Антон: Вот первый такой крутой человек, которого тебе удалось заманить в свой проект, можешь ли вот вспомнить, как-то описать вот эту ситуацию, было ли тебе страшно, что ты там написала, как человек среагировал, вот эту мини-историю можешь рассказать?

Людмила: Первый, ну это был марафон, мы тогда целый день вели марафон, было порядка 8 спикеров, у каждого был час на лекцию. И, естественно, собрать туда и профессионалов, и маркетологов и т.д., это было нелегко. Да, было страшно, что откажут и скажут: «Да что вы тут, педикюрши какие-то, рассказываете, что это вы мелете? Вы что, знаете, что такое интернет?» Обычно так к нам относятся. И когда я показала, говорю: «Вот смотрите, вот заинтересованная целевая аудитория и мы вот вам и это, и вот тут мы вот тоже расскажем, что вы вот выступили для нас, то есть какой-то пиар и т.д.» И люди понимают, что: «Хм… А педикюрши шарят». Ну, то есть приходилось вот так вот вначале работать. Сейчас, конечно, я уже немножко в другом статусе, уже ко мне стучаться. Но поначалу было примерно вот такое. Мне было страшно, но была цель: я хочу систематизации, я хочу ездить в отпуск со своей семьей, я хочу делать своему мужу подарки какие-то классные и т.д. и т.п. То есть всё в совокупности заставляет действовать.

Антон: А как вообще твой муж относится к тому, что ты занимаешься бизнесом, не дай бог, еще зарабатываешь больше него? У нас, например, одну девушку муж забрал, когда она вот 950, по-моему, тысяч уже заработала, буквально перед самым миллионом он ее забрал, сказал, что нет, ты больше не будешь заниматься инфобизнесом. Как вот у тебя с этим обстоит?

Людмила: Ой, бедная девушка, я не завидую. Смотрите, в моем случае я бесконечно благодарна природе за то, что она мне послала такую вторую половинку. Мы с моим супругом 10 лет вместе. И изначально, когда я только разбиралась, что такое инфобизнес, в 2011, у меня, по сути, только ребенок родился. И муж мой смотрел на мои эти затеи: «Ну ладно, ну деньги ж твои ты потратила. О’кей, хорошо. Вот если ты с семейного бюджета не тянешь на вот эти обучения – учись». Потом когда какие-то первые пошли уже заработки в 2015-м, какие-то первые вебинары, и когда я ему показала эту табличку в Google с нашими заработками, он такой: «Хм, слушай, неужели это работает?» Потом: «Ну о’кей». То есть принцип какой? Он мне никогда не помогал, иногда, возможно, чуть-чуть даже где-то меня обесценивал, из серии: «Да фигня это всё, вот там придурки собрались, интернет какие-то гопники». Ну, то есть такое я тоже слышала в свой адрес. Типа: «Да вы людей дурите, что вы им там дадите?» Но потом, когда он увидел цифры, цифры ж цифруют, они показывают твою эффективность. Он так: «М-м…» А потом когда мы там едем в отпуск в Норвегию, а потом мы себе планируем: о, U2 будут в Париже. Я говорю: «А давай поедем, потому что ну я ж хочу, они старенькие, наверное, скоро перестанут выступать». Он такой: «Ну давай». И с моих карточек мы оплачиваем билеты, то, се. И муж такой: «Ну о’кей, работай». Поэтому он никогда, может, мне не помогает… нет, он помогает на самом деле. Когда надо няню отпустить, я прошу: «Дорогой, пожалуйста, вот сегодня у меня вебинар, я раньше 23 не появлюсь дома». Потому что я в центре своем работаю, чтобы не отвлекаться на домашние заботы. Он: «Да, конечно, без проблем». Поэтому это круто, когда если даже ваша половинка не помогает, но чтобы они вам не мешали. Это очень ценно.

Антон: На первых этапах, вот когда, может быть, что-то не получалось, когда муж, может быть, где-то говорил «а вы фигней занимаетесь», друзья говорили «да брось ты фигней заниматься», вот как ты смогла пройти вот через это сопротивление общества? Когда ну вроде как еще не получается и другие говорят, что «может быть, ты фигней занимаешься?», вот такая вот нерешительность, непонятно: продолжать, не продолжать? Вот как ты преодолела вот эти сложности?

Людмила: Ну, тут я думаю, что мне все-таки помогало, опять же, как в АнтиТренингах, в одном из вебинаров было сказано, что формируй свое общество и стремись к тем людям, к которым ты будешь всегда тянуться. Ну, наверное… это не наверное, это точно помогает. То есть где-то бессознательно ты так и делаешь: каких-то неудачников потихонечку отсекаешь. В каком плане неудачники? Которые разрушают, которые не умеют созидать. В этом плане неудачники. Я не имею в виду финансовых. То есть, есть разрушающие люди и с деньгами, но это разрушители. И вот этих всех я просто потихонечку так отсекаю, отсекаю… Оно как-то само по себе получается. И вот именно это общество и позволяет тебе… Ты понимаешь: «Блин, да вот посмотри на него! А на этого! А посмотри на того же Стива Джобса, царство ему небесное! Его ж постоянно… И рассказываешь, что он сумасшедший. А посмотри на Илона Маска! Ни фига себе, сколько он сделал уже в своем молодом возрасте достаточно!» То есть надо ставить себе какую-то такую планку, действительно таких людей в пример, у которых есть чему поучиться. Это помогает.

Антон: Понятно. Правильно ли я понимаю, что ты в принципе такой вот оптимист и каких-то черных дней, когда вот там всё рушилось и ничего не получалось, у тебя не было и все время как-то вперед, вперед, вперед?..

Людмила: Однозначно. Я даже когда вот начались военные действия в Украине, я думаю: так, мы погоревали, о’кей, поругались с соседями, забанили друг друга, дальше что? Я думаю: супер, это сейчас люди не будут друг к другу ездить, значит, время интернет-бизнеса, значит я сейчас буду продавать лекции, потому что все друг друга боятся! Супер! По интернету не боятся. Да, я оптимист и всегда пытаюсь найти: ага, тут плохо, но есть хорошая сторона и мы будем этим пользоваться.

Антон: Ты очень много ссылаешься на обучающие наши материалы, что там в той лекции, в той лекции… Ну, такое ощущение, что ты там прямо вот всё изучила.

Людмила: Нет, не всё. Но то, что изучила, оно всё эффективно на самом деле, если погружаешься в это.

Антон: Как много и как часто ты уделяешь время именно изучению материалов? И, может быть, у тебя есть какие-то советы, как вообще вот взаимодействовать с материалами, чтобы, с одной стороны, не превращаться в вечного такого студента, с другой стороны, постоянно усиливаться?

Людмила: Ну, тут для этого есть однозначно коучи в университете инфобизнеса. И тут, опять же, всё нереально посмотреть, потому что огромное количество материала. И тут, если ты четко занишевался, понимаешь, кто ты, что ты, кто твоя целевая аудитория, и ДНК – это идеальный продукт, который мне помог определиться и мозг немножко на место поставить, то потом ты просто задаешь конкретные вопросы: «Уважаемый коуч, вот мне надо это, это и это». А коуч тебе говорит: «Вот этот вебинар, вот этот и вот этот. Смотри». Всё, действуешь. То есть всё уже придумано, чего изобретать велосипед?

Антон: Понятно. Те студенты, которые сейчас обучаются и идут к первому миллиону, или, может быть, у них еще такие вот тяжелые времена, когда вот они еще не верят в себя, в свои силы, вот что ты им можешь посоветовать?

Людмила: Ну, конечно, посоветовать делать, на самом деле, то, что тебе говорят, и не оспаривать. Потому что чаще всего ты вообще не понимаешь точку Б, которая будет в конце тоннеля. Она у тебя призрачно такими набросочками, какими-то такими пунктирными линиями. А люди, которые уже здесь и которые берут на себя ответственность за твои деньги тебя научить и всё для этого создали, то надо просто брать и делать. И вот в этом плане инфобизнес и все эти лекции мне помогают очень сильно, помогают со студентами моими, с моим коллективом. Тоже мне говорят: «А, может, Людмила, мы сейчас по-другому сделаем?» Я говорю: «Нет-нет-нет. Вы берете делаете, а потом мы будем обсуждать». Поэтому я рекомендую всем, кто сейчас на начальном этапе, определитесь с нишей, определитесь, кем вы хотите быть: продюсером или себя пиарить или там еще какая-то у вас модель, и четко выполняйте рекомендации в срок. Приоритеты выставляйте и действуйте. Освобождайтесь от бытовухи, то есть старайтесь не готовить себе, не зарываться в бытовонь, ну как-то отгребайте это всё, потому что дальше гораздо интереснее.

Антон: Спасибо тебе большое за интервью. Большое спасибо, что ты подаешь хороший пример нашим студентам…

Людмила: Я надеюсь.

Антон: То что двигаешься вперед, и причем там семья… У тебя один ребенок?

Людмила: Да один. Второго не успеваю. Хочу, но не успеваю. Может, чуть попозже.

Антон: Муж, дети и при этом ты такая умница, двигаешься, создаешь бизнес и помогаешь сотням или там уже тысячам людей по всему миру. Большое тебе спасибо.

Людмила: И вам. Потому что команда твоя, Антон, это дорогого стоит. Так что все ребята, которые в проекте, я уверена, у них всё получится, если они будут правильно действовать и слушать коучей.

Антон: Спасибо.

Людмила: Благодарю.

Антон: Надеюсь с тобой увидеться после 2 миллионов.

Людмила: Надо. Я не просто надеюсь, мне надо это. О’кей.


Антон:
Я надеюсь, что мы встретимся и запишем интервью уже вживую.

Людмила: 100%. Будет повод приехать в Москву. Или в Одессу. О’кей, до встречи. Хорошего вечера. Пока-пока.

Антон: Всем счастливо. Спасибо, что пришли посмотреть это интервью. Как видите, путь может быть длинным. То есть то, что с 2016 года этот результат был сделан, это достаточно долго и некоторые люди, которые сидят на заборе, они могут сказать: «Что так долго? Я на работе, может быть, даже больше…» Если там с 2016 года, 2 года (24 месяца), если взять миллион разделить на 24 месяца, то там немного будет. Там будет ну порядка 40, по-моему, тысяч рублей в месяц. «Что за ерунда?» Но на самом деле это не ерунда, это огромная трансформация мышления человека. То есть да, вот этот первый миллион, он создавался долго, но зато, когда один раз ты эту схему прошел, когда у тебя к этому моменту уже сделаны лендинги, рассылка, продающие консультации, продающие вебинары, то есть у тебя уже есть все вот эти инструменты, чтобы делать миллион не раз в два года, а каждый месяц. И, собственно, потом вот в эту воронку мы начинаем просто больше прокачивать рекламы, докручивать отдельные элементы, чтобы удерживать эти показатели и, собственно, наш доход начинает сильно расти.

Другие истории:
выскажите свое мнение
Оффер 19 моделей
Оффер воздух
Оффер вебинар