Алла Фолсом

Ниша: Женская привлекательность

  •  Живет: США, Флорида
  •  Результат: 192 000 руб. во время обучения, 808 000 руб. после обучения
  •  Трансформация: Из офлайн бизнеса в онлайн-бизнес
Алла Фолсом

Антон: Всем привет, с вами Антон Ельницкий и у меня в гостях сегодня Алла Фолсом, наш новый финалист «Коучинга на миллион», казалось бы, уже забытого третьего потока. Это очень необычная, я думаю, будет история. Алла работала в коучинге, заработала, по-моему…

Алла: 192 тысячи рублей.

Антон: Целых 192 тысячи. И когда наступил один из дедлайнов, Алла вместе с остальными недотянувшими ушла из коучинга. Какое-то время мы ее не слышали, не видели, но вдруг произошло что-то – Алла вернулась и сказала, что мне все равно, что коучинг закончился, я буду его финалить. Антон, добро?

Алла: Welcome! Welcome to Hell!

Антон: Лишние деньги не лишние, почему бы и нет? Поэтому первый мой вопрос: почему? Что тебя заставило? Ты фактически самостоятельно зафиналила этот миллион.

Алла: Да. Ну, не совсем самостоятельно, естественно.

Антон: По крайней мере, помощи в тот момент со стороны «Коучинга на миллион» фактически не было.

Алла: Нет. Абсолютно.

Антон: Перед тем как ты ушла, мы с тобой побеседовали…

Алла: Один раз. У нас с тобой была одна беседа за весь коучинг.

Антон: Да. И потом ты ушла. Заработала этот миллион.

Алла: Я бы не сказала, что я ушла. Знаешь как, ушла – это так: развернулась, сказала «спасибо большое, до свиданья». Нет, на самом деле все было проще. Сегодня 1 июня и мы начинаем всех удалять. Я так понимаю, у Кати Макаровой, у нее просто не поднялась рука лично меня удалить, поэтому она передала меч правосудия именно тебе, потому что так обычно Катя у нас их удаляла, а меня конкретно удалил только ты. Я так удивилась, но думаю: ну ладно, ничего страшного.

Антон: Видимо, в тот момент Катя часто была занята, и я получил права на удаление…

Алла: И вот я была именно первая, которую удалял ты (смеется). Интересно.

Антон: Зачем ты миллион заработала? Зачем…

Алла: Отдала?

Антон: Зачем отдала, когда можно было оставить себе?

Алла: Можно было, но идея была совершенно другая. Как раз таки, когда были эти 192 тысячи, если ты помнишь, не помнишь, состояние мое психологическое уже было близкое к катастрофе. Я ничего не понимала. Я как бы знала, что можно зарабатывать.

Вообще как я пришла в «Коучинг на миллион»? Я пришла в «Коучинг на миллион», абсолютно не понимая, что это такое, не зная, что это такое. Несмотря на то, что я живу в Америке и вроде бы как бы меня это должно окружать, я никогда этого не видела, не замечала. Потому что онлайн-образование в Штатах, это уже такое совершенно нормальное, обыденное, это как в школу пойти, как в библиотеку пойти, не знаю, как в кино пойти. Оно есть везде. И мне просто понравилась идея в том, что можно сидеть в Америке, на русском языке писать книжки, то, что я умею делать и то, что я очень люблю и как-то волшебным образом их в Интернете продавать. И честно клянусь, что до 1 октября я не знала, что такое инфобизнес, я была уверена, что это просто название компании «Инфобизнес2.ру». Это все, что я знала. Когда я пошла на собеседование и Катя мне задала вопрос: «А что бы вы хотели, заниматься продюсированием или монетизировать ваши знания?» Она меня в эту секунду потеряла сразу. Я так: «Просвети. Вот сейчас я не поняла ни одного слова».

Антон: «Это вы сейчас с кем разговаривали?»

Алла: (Смеется.)Можно мне как-то по-человечески это объяснить, потому что продюсирование для меня, человека 20 лет занимающегося шоу-бизнесом, – это исключительно продвижение каких-то звезд, актеров. А тут я вообще не поняла: кого продвигать, что продвигать. И я ее спросила: «Если вы хотите узнать, хочу ли я в свой офлайн-бизнес, то есть в реальный (тогда я и слова «офлайн» не знала), привести дополнительных клиентов из Интернета, то да, конечно, хочу. А вы меня готовы этому научить?» Катя мне объясняла: «Нет. Давайте все-таки поговорим, а что бы вы хотели. Ну, вот я модель, у меня есть школа, я мечтаю, чтобы была школа для девочек. Она вот у меня есть в России, я бы хотела это перенести в Интернет. Катя говорит: «Ну, классно. Давайте с этим работать». Ну все, это все знания, которые были у меня об инфобизнесе.

Антон: Откуда ты вообще узнала…

Алла: О «Коучинге на миллион»?

Антон: Да, «О коучинге на миллион».

Алла: А это странная история. Когда-то давным-давно, опять же, – ну не давным-давно, всего 5 лет тому назад, – когда я переехала жить в Соединенные Штаты Америки, английский язык у меня был очень бедовый, я понимала, что мне нужно чем-то заниматься, то есть как-то строить свою карьеру в Штатах тоже. Потому что жить без работы я не могла. И было два варианта, что я могу делать. То есть на тот период мне было уже достаточно много лет и идея о том, что можно вернуться на подиум, она мне как-то казалась бредовой. Поэтому мне мои друзья, с которыми мы говорили о том, что есть такая профессия «шоппер». Ты же разбираешься в моде, ты же знаешь очень хорошо стилистику, почему бы тебе этим не заняться? Я думаю: класс, надо обязательно посмотреть. В тот период времени полезла в Интернет искать, кто такие шопперы. Нашла Рому Белоснежного. И это была вот первая вообще моя история, соприкосновение как таковое. То есть я нашла Рому Белоснежного… Я даже не понимала, что это инфобизнес. Ну, просто человек продает на дисках какие-то курсы. Я написала ему письмо: «Вот я хочу стать шоппером». И мне нужно на русском языке, потому что английский я не понимала, настолько хорошо я бы не смогла этому выучиться. Он мне писал диски, я сидела это учила. Дошла до того момента, когда нужно работать с клиентами, и сказала: «Знаете, Ром, я вас очень сильно люблю, вы вот прям классный, но вот точно шопинг – это не мое, я не буду таскаться с женщинами по магазинам и не буду им ничего продавать». И соответственно тоже, опять же, из ниоткуда появилось, что я услышала о «Коучинге на миллион», 3 потоке. Услышала я достаточно поздновато, и я подумала: о, я ж про это читала давно. Ты главное впишись, тебе потом миллион вернут. Но… не вернули. Я так понимаю, не вернут (смеется)

Было дальше интересно. Соответственно первые мотивационные касты, мне кажется, даже мертвые с косами встают и бегут куда-то там зарабатывать в инфобизнес. И я такая: вау!

Еще мне очень нравилось самое начало, что вы не должны задавать вопросов «зачем?», вы ничего не будете понимать, но вы должны делать домашние задания. Я такая: класс, я точно ничего не понимаю, что я делаю, но буду делать. И начался вот этот адский ад, когда мы выполняли эти домашние задания. После первой недели я прямо себе выделила отдельную комнату, все там сложила, всю семью приготовила, что мама умерла, поэтому на маму не обращать внимания. Прошла первая неделя, и я помню, что я в ужасе сидела, не спала, спала по 2-3 часа, я вдруг осознала, что я человек технический дебил. Я честно вот признаюсь. Я и техника – мы понятия не совместимые. Я умудрилась за одну неделю выучить 5 программ, которыми никогда в жизни не пользовалась: какие-то там майндмепы, Word, который я тоже как печатную машинку всю жизнь использовала. Я сидела и думала: ого, ничего себе, как классно все происходит.

(Смеются.)

Алла: Я помню, что в тот период времени даже за то, что я выучила 5 программ, в принципе денег уже не жалко. Нормально. Едем дальше. Потом началась история про то, что… продажи.

Антон: Пришло время зарабатывать деньги.

Алла: Да, пришло время продажам. Мне мой помощник Станислав, я помню, как мы с ним выходили на первый продающий вебинар, и я ему говорила: «Стас, 20 лет в продажах!» То есть я столько лет занимаюсь продажами, я сейчас выйду, 200 штук вообще! Мы сразу уходим вперед. Я выхожу и продаю… что-то у меня было 12 тысяч что ли. Не помню, какая-то такая смешная сумма. Боже, я сидела и думала: «Господи, какой позор! Какой кошмарный кошмар! Как я вообще могу жить» и все такое. А потом я поняла, что 12 тысяч – это классно. Это прям мегакруто с первого продающего.

Антон: Молодцом!

Алла: Ну и дальше было все только тяжелее и тяжелее, страшнее и страшнее, пока не дошло до того периода, что незнание, непонимание (все-таки в коучинге было огромное количество людей – 260 человек, это, конечно, нереально, как ты справлялся с этим – я не знаю), я все время так слушала, когда прошла проверка домашних заданий, думала: Господи, бедный, дойдет, дойдет… Было тяжело. И было тяжело, потому что именно, когда ты вообще ничего не понимаешь. Я помню, что где-то, наверное, на 2-м месяце у меня случилось прозрение от того, что Господи, так это же практика продаж, 7 ступеней продаж, чего я думала 2 месяца, о чем. Все то же самое, те же самые законы. И вот такими маленькими какими-то шажками дошла до того периода, что я набрала базу достаточно быстро (первый кусок какой-то базы – 200 человек, 300 человек, 400), это было просто потому, что я выходила на конференции, у меня за плечами опыт работы на радио, на телевидении. Для меня вот эти публичные разговоры с людьми – это не тяжело, это легко и я получала от этого удовольствие. По сути, это то же самое диджейство как на радио, только у тебя обратная связь идет в чате. Это все было просто достаточно. Но вот сама идея как это продавать – вот это вот никак не складывалось, никак не получалось.

В итоге я помню, была… продавайте больше, ведите больше продающих вебинаров. Но я же пионер. Помню, апрель с 1 по 28 каждый день вели продающие вебинары. Вот каждый божий день я выходила в эфир и читала продающие вебинары. Я придумала 5 или 6 продуктов, которые вот мы запускали постоянно, у нас была прямо так вот сетка разбита, типа такой, сякой, 5-е, 10-е. С моей несчастной базой из 700 человек, представляешь, как она стонала, когда каждый день на них обрушивалось, что сегодня вечером идет продающий вебинар. Сначала их приходило…

Антон: Внимание, вопрос. А вот сейчас уже с высоты, когда миллион заработан, как ты считаешь, чего не хватало? Вот что тогда нужно было докрутить, чтобы…

Алла: Технологии не было. Не было последовательной технологии, то есть я не видела картинки, из чего складывать инфобизнес, что нужно конкретно для того, чтобы провести продающий вебинар. Как к нему готовиться, я не понимала, кто такие аватары, как увидеть целевую аудиторию – я вот этого всего не знала. То есть мне казалось просто, что есть женщины, а женщины мечтают стать королевами. Я это прекрасно знаю, как бы ты меня не пытался убедить, что это не подходящая тема. Единственное, в чем я была уверена все это время – это в своей нише, что я выбрала правильную тему. Женщины хотят быть королевами, нравится им это или нет. Но кто эти женщины, какая у них боль, что за ними стоит, почему они хотят быть королевами, что для них нужно, то есть истории их жизней я не видела в то время. Мне казалось, что ну женщины – и женщины, классно. Поэтому что тогда нужно было докручивать? Нужна была именно пошаговая технология. Что, зачем, прямо постепенно.

Антон: Ты имеешь в виду, в какой последовательности?

Алла: Да.

Антон: Все то же самое, только в другой последовательности?

Алла: Да. Что конкретно должно быть. Потому что как-то у нас вот этот кусок был… Или я не была готова слышать. Тоже такое бывает, что все говорят, но ты не готов слышать это, потому что может быть передоз информации. То есть для меня переломный момент – это была встреча с нашей Светой Грачовой Зверкой. Она прилетела ко мне в Соединенные Штаты. И когда я уже была на исходе… Ну, первая это была Катя Макарова, которая сидела со мной просто как психотерапевт. Она говорила: «Вам так плохо?» Я говорю: «Да, мне плохо. Я вообще ничего не понимаю, я уже ничего не могу делать». Она говорит: «Идите и поплачьте». Я говорю: «Кать, спасибо, я все время это женщинам говорю, но мне еще никто в жизни этого не говорил». Я прямо сидела и плакала. «Все, – говорит. – Закрывайте все компьютеры, успокаивайтесь, приходите в себя». И тут как раз прилетела Зверка ко мне в Портленд в гости, и благодаря ей я начала вообще понимать, как это работает. Знаешь, очень важно было видеть реального человека, настоящего человека, кто занимается инфобизнесом и это чудесная умная девочка, которая сидит, пишет. Она мне показала, как искать тех же западных инфобизнесменш, кто работает для женщин, как их моделировать. Я даже не знала, что вбивать в Интернет, как в Google забивать, как искать этих инфобизнесменов, потому что в Америке они так не называются.

Книжки мы с ней читали, она меня прям за руку вела и показывала, как записывать видео. Я не понимала, что такое продающее видео. Ну, клянусь, не понимала. А она вот со мной стояла и прямо дирижировала, за кулисами показывала, что эмоции давай, эмоции. «Я модель, актриса, какие эмоции? Ну что прям вот так?» Она: «Да, прямо вот так!» Мы там собирали с ней толпы японских туристов, пока писали эти самые видео продающие. И самый важный этап – это когда в мае я взяла полностью отдых. Я отдыхала, съездила на Гавайи, потом я слетала сюда (здесь у меня были переговоры по ивент-бизнесу), слетала в кругосветное путешествие, вернулась и приняла решение о том, что если чего-то не получается, то это не проблема вокруг, а проблема вокруг меня. Чтобы я зафиналила этот коучинг. А я этого очень сильно хотела именно потому, что сам миллион рублей для меня уже очень много лет не большие деньги. Я не отношусь к нему, что это прям какая-то мечтательная мечта, это сумма, которую я зарабатывала в России уже очень давно. Но мне было интересно именно заработать миллион рублей четко в инфобизнесе. Потому что в первые месяцы, конечно, была такая фигня, что я могу сейчас со счетов просто перегнать, да и все. Но это не было интересно. Было интересно заработать миллион рублей именно вот на тренингах, на ведении, в чем-то совершенно новом. И тогда вот, опять же, Света познакомила меня с Сашей Белановским и просто отправила меня к нему в коучинг.

И вот все, с той минуты начался настоящий прорыв. Потому что у Саши методика – это, не приведи Господь, когда там жестко, посекундно ты не можешь дернуться, ты просто делаешь и делаешь и делаешь и делаешь. И никаких тебе поблажек, никаких тебе там сюсю-мусю, просто ты идешь, идешь, идешь по шагам. И когда, я так понимаю, у Саши такая политика, что когда он видит, что человек действительно хочет работать, а меня прямо уже просто выбешивало. Вот эта каска на нашем этом коучинге, 3-й поток «не осилил», я думала, меня разорвет просто от бешенства. Кстати, поменяйте, пожалуйста, а то я, по-моему, там до сих пор под каской(смеется). И я просто помню, что когда мы дошли до определенного периода, что я уже написала от руки, и все это прописывалось, и все это записывалось, совершенно какие-то безумные идеи по поводу того, что иди и бери интервью у звезд, ты же их всех знаешь? Я говорю: «Да, знаю». Он говорит: «Иди и бери интервью», как хочешь. Думаю: нормально, я сижу в Портленде, в Штате Орегон, в Соединенных Штатах, 11 часов разницы с Москвой, как я этих звезд выкопаю, как я вообще с ними поговорю? Да, у нас есть бизнес, да, мы с кем-то друзья очень близкие, очень тесные. Вот как? Они меня всю жизнь знают как бизнес-вумен, которая занимается организацией праздников, я им позвоню и скажу: «Слушай, ты не можешь со мной про королев поговорить?» Это ненормально. «Я тут решила тренингами заняться». Городская сумасшедшая. Нет, с Белановским спорить невозможно: «Я тебе не скажу следующий шаг, пока ты не запишешь столько-то интервью со звездами» – «О’кей». Я сидела, дозванивалась, придумывала эти ходы, записывала эти интервью.

Почему именно Саша? Потому что он мне дал всю свою команду, то есть он мне отдал своего программиста Макса, он мне на закрытие… у меня были конверсии с продающего тренинга, в котором мы готовили 70%, потому что он мне дал свою Юлю. Юля вот просто буквально порвала время, которое принадлежит ему, отдавала его мне и работала, «добивала» всех моих клиентов. Более того, первое, когда мы запустили – еще раз напоминаю, я технический идиот, – у меня не были подготовлены ни эти платежные системы, вот эти вот все вещи, я не очень понимала, как вообще с этим жить и работать. Саша сказал: «Ты сумасшедшая…» И мы за сутки просто меняли все, все эти коды (или что там они переписывали). Я по сей день не знаю, что это такое. Переписывалось, и все это укладывалось на счетах Саши, и потом уже Саша их снимал и соответственно передавал мне. Передавал тебе, прости Господи. Да, после того, как один раз это случилось, и параллельно я сходила с ума, то есть я вела 2 тренинга одновременно продающих. Я познакомилась с продюсером, с одной дамой, которая тоже никогда этого не делала, тоже делала в первый раз. Ей это страшно нравилось. Она ходила на мои тренинги (на один из моих тренингов) и у нее были глобальные изменения в жизни и поэтому она в меня верила просто вот… ну я не знаю, как это объяснить… И мы с ней запустили одновременно 2-3 продающих тренинга: про деньги, естественно (у Белановского про другое не может быть), и про образ королевы. И это все прошло и вот оно принесло вот те суммы, которыми я и закрывалась. Ну а дальше уже все стало намного проще.

Антон: Ну а зачем нести все-таки деньги? То есть ты заработала этот миллион, можно было сказать: «Чао, ребята! Было круто!» (Смеется.)

Алла: А помнишь, я тебе писала бесконечное количество текстов по поводу того, что есть такое понятие как порядочность. Для меня слово «порядочность», оно выражается больше, наверное, не в том, что я говорю другим людям, а в том, что я говорю сама себе. Если я сама себе дала обещание, что я зафиналю, что я хочу это сделать, потому что… зачем было входить в коучинг, зачем было давать обещание, зачем было подписываться на эту историю, если ты где-то по дороге решаешь: «Ну, сейчас я вот умыкну денежку». Зачем, какой смысл в этом? Можно же просто книжки почитать, к кому-то в коучинг пойти, еще что-то.

Антон: Ну, это, наверное, как игра и условия игры.

Алла: Ну, это не игра, это жизнь. То есть один раз соврав самому себе, ты соврешь и второй, и третий, и четвертый. А тебе жить с самим собой всю оставшуюся жизнь. Как-то просыпаться сутра, смотреть на себя в зеркало и понимать, что ты вруха – это не по-королевски, извините, конечно. Раз пообещала – значит, нужно жениться.

Антон: Слушая тебя, я вижу, что явно какой-то, по крайней мере, наверное, в 3-м потоке, явно присутствовал какой-то косяк…

Алла: Да (смеется). Вы хотите поговорить об этом?

Антон: Не было ли какой-то обиды в том, что раз вы где-то, может быть, не доработали, то хрен вам миллион?

Алла: Ну, конечно, было. Мы же нормальные реальные люди. Конечно, было безумно обидно. Обидно было вначале, потому что понимание коучинга, само название просто – это когда у тебя есть тренер, к которому ты можешь обратиться с любым вопросом и он тебя, как лялечку, тащит на ручках, грудью кормит и соответственно за тобой следит. Сейчас уже понятно: нас же 260 человек, у тебя, даже если что, груди всего две. Всех 260 не приложишь. Конечно, была огромная обида. Это даже не обсуждается. И причем обида была, знаешь, она у меня… Я вообще никогда не виню других людей. Я все время виню себя. У меня обида была больше на саму себя, что как-то вот до других же доходит, а до меня почему никак допереть не может, что я делаю абсолютно не так, почему я не могу взять эту информацию, почему я не слышу, почему я не вижу, почему она как-то проходит мимо меня? Вот это было ужасно обидно. Обидно было то, что – прости, ради Бога – я тебя понимать вообще не могла. Первые еще касты нормально проходили, потому что я их слушала вживую. Потом у меня была работа здесь в Москве, я вернулась, мне вторую часть нужно было в записи. Я вот помню, что я иголки под ногти загоняла, чтобы дослушать до конца. Меня вырубало на 10-й минуте, просто я засыпала. Ну вот из-за этого была обида. Не обида обида, знаешь такая, что ух, какие вы падлюки, а именно обида из-за того, что ты не можешь пройти дальше. Вот скорее такой тип обиды.

Мне, например, было безумно приятно, когда и ты, и Андрей, потом в итоге сказали, что да, мы признаем, были косяки в 3-й потоке. Это было безумно приятно, когда люди могут встать и сказать: да, было что-то сделано неверно, но мы это обязательно исправим в следующем потоке с другими ребятами. И то, что я сейчас смотрю по колонке 4-го потока, то, что у вас там происходит, я не очень все понимаю, что там происходит, но я, например, за ребят очень счастлива. Я счастлива, что был 3-й поток, пусть не очень удачный, но он принес пользу другим.

Антон: Там был скачок. Мы до этого вели 35 человек…

Алла: А потом 260. Это ненормально. Почти удесятерили. А ресурсы остались те же самые.

Антон: Сейчас уже там сервисы появились. Людей больше. Верим, что в 5-м потоке еще будет круче.

Алла: Нет, конечно, вы развиваетесь. Я почему говорю, что я только рада? Ну, пусть он у нас такой случился, мне было очень жалко терять ребят, с которыми я шла, приятельниц, подружек, которых ты там все равно как-то заводишь, несмотря на то, что я не мега общительный человек, я там не сидела в чате с утра до ночи. Было очень обидно, что многие не дошли до финала не потому что они не талантливые, а именно потому что им просто не хватило внимания, не хватило ресурсов. Вот просто не хватило ресурсов. Я видела, как они пахали, они реально очень много работали. Но, скажем так, в моей ситуации, для меня деньги уже давным-давно не имеют такой огромной роли. Я могу спокойно уйти туда в личный коучинг, заплатить за то, заплатить за это, еще что-то. А для очень многих людей, у них нет таких материальных ресурсов, и даже если бы они это хотели сделать, они не могли уже себе этого позволить. Вот за это было обидно, вот за таких ребят было безумно обидно. А свое… Мне нужно было зафиналить. Лично для себя. Были же у нас там такие персонажи, которые говорили: зачем это надо, вот мы взяли все, что нужно, 100 тысяч дали и достаточно. Но такого я не понимаю. Это не моя история.

Потом очень вдохновляли девочки: Ира Тихомирова, Юля Ланске, Света Чернышева. Очень вдохновляли. Мужики – ладно, это неинтересно, а вот девчонки. Особенно я знала, что Юля, она с нуля пришла, она же никогда до этого не занималась инфобизнесом. Дошла и это было так: ого! Если Юля может, значит, я точно могу. Темы приблизительно одинаковые, истории приблизительно одинаковые.

Антон: Сейчас амбиции удовлетворены, миллион заработан. Что дальше вот именно с инфобизнесом в твоей жизни? То есть это была прикольная игра, опять же, эксперимент. Спасибо, я получила удовольствие или это вот что-то…

Алла: Нет, это дальше все продолжается абсолютно точно. Но дальше у меня амбиций больше намного и намного интереснее проекты, то есть я приблизительно поняла, как работает инфобизнес. Я ни в коем случае не могу сказать, что я гуру, я четко теперь знаю, как эта история работает – понятия не имею. Приблизительно знаю. Но для того, чтобы управлять, для того, чтобы руководить, нет необходимости знать все, ну когда совсем все до мелочей. Для этого есть другие люди. Мне интереснее идти дальше, у меня есть более интересные проекты, то есть теперь мне хочется поженить телевидение и поженить Интернет и вот они должны вместе начать приносить совершенно другие результаты. Если это смог сделать Энтони Роббинс столько лет тому назад, то соответственно сможет сделать Алла Фолсом.

Антон: Крутой замах. На чем заработала? Что продала? Что было ключевым продуктом? Этот миллион, из каких частей он вообще состоит?

Алла: Ну, первые 192 тысячи из крови и пота…< (Смеются.) Алла: А потом Сашин тренинг, который у меня назывался «Любовная магия денег». Это как зарабатывать по-женски. Именно никаких технологий по заработку там не давалось, там именно как переключить мозг, как перестроить внутреннее состояние, что тебе мешает, что тормозит женщин зарабатывать деньги. И как отделить, скажем так, суп отдельно, мухи отдельно, то есть как отделить деньги от мужчин. Потому что в основном же, это не секрет, что женщинам нужно? Мужчины и деньги. По большому счету. Если очень-очень грубо сказать, то приблизительно это так звучит. Важно было научить женщин отделить, что мужчины существуют сами по себе, деньги существуют сами по себе. И совершенно нет необходимости заниматься поиском мужчины для того, чтобы обеспечить себя на всю жизнь. То есть это не есть самый правильный путь. Ну, это в моем понимании.

То есть я учила, что мешает женщине снимать вот эти блоки, снимать то, что мешает ощущать себя, скажем так, самодостаточной единицей, то, что я называю королевой, женщиной, за которой хочется тянуться, которой все восхищаются, перед которой все преклоняются, которая легко совершенно добивается всего, чего она хочет в своей жизни именно благодаря своей женственности. Не мужскому уму, не по расписанию, не по технологии, а именно благодаря тому, что у женщины есть свои особенности: и как мы думаем, и как мы говорим, и как мы рассуждаем. И очень много приоритетов, скажем так, то есть у нас намного больше возможностей у женщин, нежели чем у мужчин, изначально данных от природы. Но женщины, к сожалению, не умеют ими всеми пользоваться. Особенно в России по той простой причине, что после войны, понятно, мужчин стало меньше и женщины вынуждены были просто для того, чтобы продолжать род, подстраиваться под мужчин. Это ни в коем случае не феминизм. Я обожаю мужчин, очень сильно их люблю, вообще жизни своей без них не представляю. Это одна была история. И вторая история, которая называлась «Истинный образ королевы» — как раз таки компиляция из самооценки, ощущений себя, как выглядеть, как себя презентовать, как выстраивать взаимоотношения с противоположным полом. Вот эти вот два тренинга, они шли одновременно и они оба одновременно принесли одинаковое количество денег.

Антон: А результаты какие у клиентов, у девушек?

Алла: Значит, из «Любовной магии денег» у меня Настя Кожухова заработала, за три недели она увеличила в 11 раз свой доход (у нее было 30 тысяч рублей, стало 330 тысяч рублей), а все остальные… Это очень тяжело было.

Антон: Это как-то разово или стабильно?

Алла: Нет, это стабильно. У нее был переводческий бизнес (он у нее есть сейчас). Она благодаря этому тренингу увеличила количество клиентов, она подняла в два раза цены и набрала 6 переводчиков, и забрала контракты западные, о которых давно мечтала.

Антон: А как она догадалась это сделать? Ты давала какие-то наводки бизнесовые?

Алла: Нет. Скорее всего, это просто… Женщинам нет необходимости. Женщин нужно учить по-другому. Женщинам очень часто достаточно сказать совершенно не вот такие прямые слова, что ты должна сделать то-то, ты должна сделать это, ты должна сделать это. Женщины понимают, особенно других женщин, абсолютно интуитивно. Она была как бы готова, у нее уже все было почти наработано, но она настолько сильно боялась сделать этот шаг вперед, она боялась, что никто не захочет брать у нее продукты в два раза дороже, что ее не воспримут серьезно, потому что она очень молоденькая (ей 25, по-моему, лет), что западники не посмотрят на нее, потому что она живет, по-моему, в Нижнем Новгороде, если мне память не изменяет. То есть у нее были эти все страхи. Я умею снимать эти страхи очень быстро женщинам, я умею поднимать женщинам самооценку, которая была нарушена в течение бесконечного количества лет в течение 40 минут, и делаю это в онлайне, причем это делаю всегда и со 100% почти… ну не 100%, 95% результатом. У меня женщины после того, как они проходят методики, которые я им даю, тренинги, у них просто самооценка взлетает, они больше не могут возвращаться к обычной своей рутинной жизни. Я показывала тебе отзыв, у меня женщины после инсульта встают на каблуки и идут.

У меня есть вот такая студентка Лерочка, которой поставлен был приговор, у нее был инсульт, и она была обездвижена наполовину тела. В итоге совершенно она никогда не была на моих продающих вебинарах, она где-то случайно услышала, купила у меня диск за тысячу рублей (я хорошо это помню), и слушала его. И в итоге она написала о том, что она встала, достала каблуки, шпильки, надела и пошла. У нее муж чуть с ума не сошел, который по всей Европе буквально носил ее на руках к врачам для того, чтобы она смогла снова ходить.

Почему я рассказываю эту историю? Потому что это как раз случилось в тот период, когда я вот уже все, я понимала, что больше не могу, хочу уйти из инфобизнеса, сидела, ревела, как раз договаривалась со своим помощником о том, чтобы, наверное, будем заканчивать, я больше не могу это выдержать. И тут совершенно случайно приходит это письмо, и я понимаю, что все, надо идти и работать дальше.

Такие у меня еще результаты? Очень часто бывает по образу королева. Есть Оксана, которая… как описать? Есть такой психотип женщина-отличница, зануда. Она все прямо делает и делает. Пока ведешь вебинары, она первая, из серии тех, которые учителя спрашивают: а домашнее задание будет в конце урока? И от этого, от того, что она настолько педантично относится к жизни, она не умеет отпускать, она очень зажата, очень чего-то боится, ничего в жизни хорошего не происходит. Она не умеет радоваться, она не умеет получать наслаждение. И соответственно мы там делали макияжи, я очень много даю физических упражнений на походку, на осанку, еще на какие-то вещи, у нее вдруг раз – что-то перещелкнуло. Это было задание по фотографиям, то есть сфотографировать себя вот так, вот так, вот так и вот так. У нее вдруг в голове что-то перещелкнуло, и она сделала такие фантастические фотографии. И там вот вместо такой вот какой-то отличницы вдруг такая роскошная тигрица: и на кроватке, и у столика, и такая, и сякая. И все, прям человека понесло. И сразу все-все-все стало все в жизни хорошо.

Антон: Во все тяжкие?

Алла: Ну нет, она… Ой, такие во все тяжкие никогда не пускаются. Нет, результаты замечательные. Действительно из болезней из каких-то люди выходят. Ко мне вот вчера пришла одна прекрасная женщина, написала такое смешное письмо, говорит: «Я прослушала ваши тренинги, я прям не знаю что происходит. Но я пока ходила онлайн, что-то там было со связью. Я все ваши записи получила, сложила их специально на диск D. А сын у меня устанавливал какую-то антивирусную программу и все эти файлы почему-то уничтожились». Она говорит: «Так еще у меня и флюс вырос, но я все равно себе каждый день говорю, что я прекрасная королева. Аллочка, помогите, что делать дальше?» То есть они у меня вот такие. Все будет хорошо.

А в понедельник я начинаю как раз таки уже живой тренинг. Это вот серия моих самых любимых тренингов, это когда я уже работаю вживую. То есть я вижу своих прекрасных королев и с ними работаю, выпрямляю им физически ручки, ножки, все ставлю, приглашаю своих друзей – стилистов, визажистов, фотографов – вот самых лучших на данный момент в России, лучше их действительно никого нет. А по причине того, что мы дружим много лет, они соглашаются выходить для меня, находят время и для них это тоже очень интересно, потому что у них у всех огромное сердце. Они работают со звездами. Они приходят ко мне специально для того, чтобы… Они прям ощущают это как благотворительность, что вот они делают хорошее доброе дело. Это нужно делать. Они выходят, работают, мы делаем фотографии, делаем полностью трансформацию.

Антон: А сколько это занимает? Один день, два?

Алла: Живой – это 6 дней. А вообще раньше – я же 7 лет уже занимаюсь трансформацией женщин, но раньше я вела… Я не знала, опять же, что это тренинги. Я вообще много чего не знала. Я много чем занималась, но никогда не знала. На протяжении уже 7 лет в своем бизнесе я придумала такие корпоративные ивенты. Задача была приготовить какое-нибудь мероприятие, например, Новый Год корпоративный. Но при этом от этих «голубых огоньков», когда вот эти вот звезды выходят на сцену, банальный концерт, ну пусть с лазерным шоу, ну пусть еще там с чем-то, уже всем стало плохо, все устали, уже в пионерский лагерь все наигрались… В Чикаго 20-х гг., он уже просто до отрыжки. Я придумала такую историю, что я делаю конкурсы красоты. Но не просто конкурсы красоты, вот которые знаешь как: попили на корпоративке и давай над девчонками издеваться – туалетной бумагой обматывать и я буду заставлять грызть. По причине того, что у меня за плечами 5-6, наверное, выигранных конкурсов красоты плюс еще профессиональных конкурсов моделей – я очень долго над этим работала, я знаю весь закулисный мир, как это на самом деле все строится, как идет подготовка, что там происходит, за счет чего девчонки становятся такими красивыми. Я придумала такую идею, что я приходила в компании и с разных отделов, особенно если это большая компания, мне давали одну девчонку. При этом девчонки самые обычные: она или секретарь, или продавец, или менеджер по работе с клиентами, или отдел кадров, или еще кто-то, которые никогда не стояли на сцене, которые никогда не были ни на одной фотосессии и которые, естественно, не знают ни что такое профессиональный макияж, они этого всего не понимают. Они вот эту вот красивую жизнь видели только с экранов телевизора в Новогоднюю ночь, скажем так. И еще было интересно, что я договаривалась с компаниями таким образом, что я их не вижу, я не знаю. Отбор провожу не я. Для того, чтобы не было каких-то там историй, что я их подтасовываю или что-то специально происходит, или как мне очень любили говорить: любовница директора-то выиграла, естественно. Выбирали сами из своего коллектива: ты будешь представлять наш отдел или наше направление. Я приходила, проводила только одно собеседование. Причем просила, чтобы всегда было как минимум две девочки по той простой причине, что единственное, на что их проверяла – это на стрессоустойчивость, то есть могут они это выдержать или нет, психологически может человек выдержать такую нагрузку или не может. Потому что дальше начиналось три недели очень жесткой подготовки. Потому что, ты представляешь, обычный человек, никогда не сталкивался, никогда вообще не танцевал на каблуках, не ходил, ничего не знает, ему нужно 6 часов отработать перед своими коллегами на сцене вместе вот с теми людьми из Новогоднего огонька 6 часов показать дефиле, спеть, станцевать, пройтись еще вот в такой микроюбке и все это сделать достойно и красиво. Три недели они у меня попадали в такую историю – а они все ходили на работу – я их забирала и три недели я вот просто вымывала из них, выламывала, вытаскивала вот все, что было нанесено, вот этот вот быт, рутину. «Что за мечта?» –«Ну, хорошо бы квартиру купить». Ну, класс. «А ты о чем мечтаешь?» – «От родителей бы уехать, с молодым человеком пожить». – «А что ж тебе мешает? Ну, пойди, сними квартиру». – «Ну денег же нет…» Ой, ну прямо! Вот это вот все я из них выбивала.

Антон: Ну и что делать, когда хочется переехать, а денег нет?

Алла: Захотеть денег и все (смеется). Захотеть денег, пойти да заработать. Но деньги приходят в жизни же просто.

Антон: Магия.

Алла: >Чего? Да никакая не магия (смеется)

Антон: Мне какие-то грязные мысли приходят, как пойти да заработать.

Алла: Ну нет, это не правда. Делай то, что тебе нравится. Если нужны деньги – пойди да заработай. Возможностей везде куча, миллионы, миллиарды. Проблема в том, что когда люди концентрируются на том, как сэкономить, как растянуть на подольше, как бы сужается круг видимости что ли, ты концентрируешься на очень маленьких вещах. И ты пропускаешь все возможности, которые есть вокруг. Если посмотреть, каждый день к тебе приходят возможности. Каждый день тебя откуда-то деньги буквально зовут: ау! Ты говоришь: не, я не могу, ой нет, мне надо то-то сделать, ой, да чего – это завтра. Все, а завтра уже не будет. Завтра не будет никогда. Твои возможности, они ушли здесь и сейчас. Если ты сейчас быстро не отреагировал, если ты быстро не предпринял какие-то действия, если ты быстро не поговорил конкретно с этим человеком – ничего не случится. Возможности уйдут. Поэтому… с деньгами все очень просто. Их нужно любить, сильно. Их нужно хотеть. Опять же, сильно. Их нужно видеть, откуда они приходят. Быть внимательными к ним, заботиться о них. И тогда они появляются. Не переживать из-за вот этих вот мелких копеек. Я понимаю, что это очень тяжело осознать, когда у тебя в кошельке последние сколько-то рублей, но у меня очень много историй моих женщин, которые приходили ко мне, там жуткие истории на самом деле… У нас есть время рассказывать эти истории или нет?

Антон: Главное, чтобы хватило места.

Алла: Потому что я могу рассказывать очень долго. Задавай тогда вопросы, которые важны, по существу.

Антон: Я вот слушаю тебя, и складывается такое негативное впечатление о «Коучинге на миллион». Понятное дело, мне нужно что-нибудь сейчас сказать, чтобы ты сказала что-нибудь хорошее о «Коучинге на миллион» и все пошли в «Коучинг на миллион». Но если вообще вот убрать вот это, в чем может быть польза вообще от этой программы, почему именно «Коучинг», ведь много тренингов по инфобизнесу и можно пойти и тому же самому научиться во многих других местах. Если у тебя был бы второй камбэк…

Алла: Шанс.

Антон: Да, второй шанс. Ты бы пошла в «Коучинг на миллион» или в какой-нибудь тренинг по инфобизнесу?

Алла: Не знаю. Наверное, пошла бы в «Коучинг на миллион». Мне нравятся масштабные задачи. Но это я. Мне нравятся большие задачи.

Антон: Тебе нравится жесткач?

Алла: Да. Мне неинтересно мелочью заниматься. Я же знаю, что есть программы первые 10 тысяч, 100 тысяч, заработать 100 тысяч рублей, 300 тысяч рублей – что-то такое вот. Все равно воровать – так королеву, воровать – так миллион.

Антон: Цепляет именно цифра? Любой другой может поставить тоже цифру.

Алла: Не знаю. Амбициозность задач, наверное. Вот это цепляет. Опять же, я ж тебе говорю, меня не цепляла точно цифра, для меня миллион рублей – это небольшая сумма денег уже очень давно. Это не какие-то там глобальные деньги. А цепляет, скорее всего… вот было ощущение огромного масштаба. Не фигней, не в песочнице играться: тут 10 рублей, там 10 рублей, там 20 рублей, а вот как-то сразу и много. Тут какая-то такая длинная цель, большая цель. Она хорошая, ради нее стоит ковыряться. Маленькие цели мне неинтересны. Может быть, кому-то интересны, для кого-то пределы и 30, и 500, 100, не знаю.

Наверное, да. Если второй раз, пошла бы, наверное, с учетом всех уже исполненных ошибок, не ошибок, наверное, пошла бы… Хотя был же шанс. Я знаю, наши некоторые ребята тоже пошли в 4-й поток. Я помню, тоже мне говорили: давай тоже пойдем в 4-й поток, а я про себя думаю: даже если программу поменяют, даже набрали тренеров, капитанов, еще что-то, думаю: да ну зачем? Я вот это сейчас добью, доделаю, а потом будем разбираться, что там дальше будет. Мне как-то интересно было это доделать. Интересней было узнать чего там в этой жизни за миллион. Это было ужасно любопытно узнать. Женское ничего. Ничего особенного, все то же самое. Просто какой-то такой огромный камень с души упал.

Антон: У многих сейчас в 4-м потоке тоже, может быть, сходное чувство. Понятное дело, что у нас там уже один…

Алла: Да-да, я читала.

Антон: Того гляди и второй созреет. Там уже 700 с лишним. Кто-то там свою десяточку выжал первую и сидит, страдает. Что бы ты им посоветовала?

Алла: Не страдать.

Антон: Не страдать?

Алла: Искать помощи. Люди – это ваш ресурс. Вот когда ты это понимаешь, то искать нужно помощи. Привлечение денег, это то, о чем мы с тобой сегодня говорили, это умение просить, это умение давать и умение давать больше, нежели у тебя просят. Но первое, с чего нужно начинать – это уметь просить помощи у людей. Это самое главное умение, что если ты чего-то хочешь, то обязательно люди, которые тебе помогут, они обязательно найдутся, по-другому не бывает. Обязательно придут те самые люди, которые нужны вот только для тебя.

В моей истории, в гостях тоже сидит мой помощник, человек, которого я позвала в январе месяце. Человек тоже, ничегошеньки не знавший про инфобизнес. Я сказала: «Вы знаете, я начала новый бизнес, сама не знаю, чем это все закончится, вам интересно было бы в этом поучаствовать?» И человек мне сказал «да». Я говорю: «Только знаете, мне там миллион нужно отдать вот так на минуточку, поэтому, наверное, зарплату я еще платить не могу». И вот человек мне говорит: «Не надо. Я не возьму с вас денег до той поры, пока вы не завершите вашу задачу». И вот все эти сколько-то там месяцев мы вдвоем (я в Америке, он здесь, в России) сидели и ночами не спали. Стас работал, потому что семья, маленький ребенок и все это необходимо делать, но и помимо этого каждую ночь мы сидели, работали, мы делали. Не понимали, чего делали и зачем делали, но делали. Вот как можно не оценить такой помощи, как можно не оценить такую человеческую дружбу, доброту, веру, то, что в тебя верят, как ты можешь вообще обмануть человека?! Поэтому соответственно мои эти королевы, женщины, которые начали просто, когда у них начались вот эти все результаты, они начали писать бесконечное количество писем о том, что спасибо вам огромное, вы напомнили, вы сделали, я вот так себя ощущаю, у меня вот это случилось, ко мне муж вернулся, у меня семья восстановилась, у нас, наконец, медовый месяц, я уже забыла, что я женщина… То есть вот это все очень важно. Потом когда и это все происходит… Ты все время говорил о том, что не гонитесь за деньгами, гонитесь за результатом. Это абсолютно 100%, поэтому, когда я отпустила идею про деньги, то есть когда остановился этот прессинг, наверное, у меня были идеальные дедлайны, что я из них выгрузилась, что перестал быть вот этот прессинг, что к такому-то дню нужно собрать столько-то денег. Когда я четко поняла, что вот нужен результат, я должна иметь право чем-то гордиться, показывать, что это так случилось и это потому, что я это отдаю людям. Поэтому не нужно гнаться действительно за деньгами, не нужно страдать, нужно просто очень сильно этого хотеть, для себя решить, почему это вам надо. Ни Антону, ни Инфобизнесу2.ру, ни вашей маме, папе. Почему лично вам это нужно, зачем, ради чего? Ответьте в первую очередь на этот вопрос. Амбиции потешить. Тоже, в общем-то, резон и повод. Или там из любви к себе, доказать себе в очередной раз, что я хоть что-то могу в этой жизни. Уж тем более я могу сделать такие большие цели. Не знаю. Мне, например, стыдно бы было, если бы я не зафиналила.

Антон: А вот если говорить о тех людях, которые еще не успели вляпаться в историю с «Коучингом на миллион», но подумывают, как ты считаешь кого стоит предостеречь от того чтобы все-таки поберечь, может быть, нервы, здоровье, а кому вот прямо…

Алла: Ну, первое – у кого нет денег. Прям сразу (смеется). Сейчас это интервью мне стоило 50 тысяч долларов. Так что… Я обычно беру сама интервью, я вот сейчас даю интервью, интервью, которое мне обошлось в 50 тысяч долларов. Поэтому нет денег – не нужно.

Антон: Это с учетом заработанного миллиона?

Алла: Да. Это 30, которые я отдала, считай, миллион и еще 20 тысяч, которые ушли на все остальные затраты. Если посчитать все: сколько на рекламу, не на рекламу, в попытки найти контентный, не контентный – бог его знает, я до сих пор в этом ничего не понимаю, где-то еще, я так посчитала, еще 20-ик ушел. Поэтому хотите давать интервью, заплативши за него 50 тысяч долларов – welcome!

Антон: Кому, наоборот, это полезно? Можно ли без денег или только обязательно с деньгами?

Алла: Кому полезно? Полезно сумасшедшим, полезно амбициозным, полезно тем, кто уже пробовал, кто уже понимает, о чем идет речь, полезно тем, кто уже хоть чуть-чуть что-то делал в инфобизнесе и вообще понимает, о чем идет речь. Потому что ну какой-то ресурс должен быть, который тебя вытянет.

Антон: Ну что, давай на этом закругляться. Спасибо большое, что ты нашла возможность прийти и дать это интервью. Спасибо. Для меня, наверное, самое ценное в твоем кейсе – это пример человека, который не сдается.

Алла: Угу. Я даже майку себе купила такую, прям специально: never give up!

Антон: На мой взгляд, таких живых примеров вокруг должно быть много. Мы своим примером где-то, может быть, не досыпая, перерабатывая, теряя зрение, своим примером мы показываем, что это возможно и люди вдохновляются, ты их заражаешь, и они идут и тоже делают.

Алла: Ну конечно.

Антон: Вот это самое прикольное.

Алла: Ну, ты знаешь, самое главное, что дал «Коучинг на миллион» для меня лично – это понимание того, что абсолютно все возможно. Это то, чему я учу людей, но когда ты учишь кого-то, ты и сам этому обучаешься лучше, быстрее, качественнее и сильнее. А-а, я сейчас вот 6 часов с Алланом Пизом провела, мы с ним сидели, болтали и когда он мне говорит о том, что типа я хочу жить вечно. Если бы мне до «Коучинга на миллион» (пусть Аллан Пиз, я ему верю) сказал типа того, что я хочу жить вечно, я бы подумала: дурак. С кукушником у человека все как-то плохо. А я говорю: «А что это возможно?» Он: «Да, уже все возможно». Я говорю: «Да ладно!» И он начинает рассказывать, каким образом это возможно, как развиваются технологии, что, зачем. Я говорю: «Слушай, я тоже хочу жить вечно». Он говорит: «Класс! Самое главное – надо сохранить нашу память. Ты что-нибудь хочешь выбросить из своей жизни? Я тоже ничего не хочу. Я понимаю, что книжки останутся, тренинги, но я хочу, чтобы моя память осталась со мной и дальше посмотреть, что там будет». Я прям сижу такая: да, это возможно.

Антон: Черт, я вписываюсь в новую тему!

(Смеются.)

Алла: >Я такая: класс! Он говорит: «Но ты понимаешь, тут проблема одна». Я говорю: «Какая?» – «Детям ничего не оставим в наследство». Я говорю: «Ты знаешь, самое главное, что мы оставим нашим детям, – это умение жить счастливо и устроить свою жизнь самим». Он сказал: «Круто! Идем вперед». Так что я и Аллан Пиз, мы будем жить вечно. Присоединяйтесь!

Антон: На этой оптимистичной ноте мы с вами простимся. Если вы девушка, приходите в тренинги…

Алла: «Как стать королевой».

Антон: Да. Как стать королевой, как с помощью каких-то непонятных мне, техническому человеку, манипуляций зарабатывать в 10 раз больше.

Алла: В 11

Антон: Ну а для всех сумасшедших, кто хочет попробовать себя на прочность, добро пожаловать в «Коучинг на миллион».

Другие истории:
выскажите свое мнение
Оффер 19 моделей
Оффер воздух
Оффер вебинар