Гузель Сафиулина

Ниша: Обучение английскому языку

  • Дата старта: 28.12.2016
  • Результат: 1 000 000 руб. во время обучения
  • Трансформация: параллельно с офлайн бизнесом запустила онлайн бизнес

Гузель Сафиулина

Антон: Здравствуйте, друзья. Рад всех поприветствовать. У нас сегодня немножко необычный формат. Как вы знаете, когда у нас в «Интернет-Университете» подрастает новый миллионер, студент, который пробил планку первого миллиона, второго миллиона, ну вот обычно после первого миллиона мы записываем скайп-интервью про то, как дался этот миллион, какие были сложности, как все происходило. И сегодня у нас интервью с Гузель, но мы проводим его немножко в необычном режиме – в режиме прямого эфира. То есть все наши зрители смогут увидеть, каким образом это всё происходит. То есть фактически никакого монтажа, вот живой человек. Я Гузель сейчас представлю чуть позже, но сразу скажу о регламенте. Можно в прямом эфире на той площадке, на которой вы смотрите эту запись, там можно задавать вопросы. Наши помощники будут передавать вопросы нам, и мы постараемся их в том числе, самые интересные вопросы мы озвучим и спросим у Гузель.
А сейчас я представлю Гузель. Гузель Сафиулина. Она проходит обучение в нашем «Интернет-Университете» вместе со своим мужем Дамиром. Обучают они английскому. До этого была, я так понимаю, офлайн-школа, но мы об этом еще поговорим. И в «Интернет-Университет» Гузель пришла именно строить онлайн-составляющую, переводить бизнес в онлайн. Гузель – неоднократная победительница наших внутренних конкурсов среди учеников, кто быстрее заработает денег. Уже неоднократно общались на консультациях я с Гузель. Очень приятные впечатления – от энергетики, от подхода и Гузель, и мужа ее Дамира, жалко, что его нету с нами в прямом эфире. Гузель, давай передам тебе слово. Во-первых, поздоровайся с нашими зрителями.

Гузель: Всем привет. Я рада быть сегодня с вами. Рада видеть тебя Антон. И спасибо за такие теплые комментарии. Это все взаимно. Я считаю, что вообще атмосфера самого нашего, скажем, института, очень такая добрая, позитивная. Я считаю, что все те, которые работают, они обязательно достигнут определенных хороших результатов. И, наверное, нам посчастливилось больше всех видеть твое, Антон, внимание, хотя ты говоришь, что ты не веришь в удачу, в везение, что это все работа, усердие и т.д., но как-то я вот в это верю и мне очень приятно. Дамира нету. Он обязательно послушает, посмотрит, он сейчас на работе. Надо ж кому-то денег зарабатывать. Вот.

Антон: Ну что значит «денег зарабатывать»? Ну вот вы уже заработали миллион. По идее, 500 тысяч получили вы. Как вы распорядились этими деньгами?

Гузель: Ну, в целом это, конечно, небольшая шутка. Остались ученики, которые все еще нас трогают, все нас хотят опять вывести в офлайн-режим, все хотят, чтобы мы ездили к ним или встречались где-то отдельно. У него остались пару учеников (он же у нас математику ведет, физику), и они его не отпускают. И вот когда он даже туда идет, ну осталась одна комната, и он туда приходит, когда приходит, я спрашиваю «сколько денег заработал?», он говорит: «Ну, примерно 2 тысячи рублей». Я говорю: «Ой, ну прям вот учительская зарплата». Я так радуюсь! По сравнению с тем, что мы сейчас зарабатываем, это вот остаток он доводит, потому что у нас есть ответственность перед своими учениками и нам хочется все-таки довести до конца. Потому что математику еще тяжело вывести в онлайн, но хотим в будущем в проекте, чтобы это было. Поэтому это как бы я полушутя, а так он всегда со мной, всегда рядом.

Антон: Как вы внутри вашей семейной такой команды распределяете обязанности, вот чем занимаешься ты, за что отвечаешь ты, и за что отвечает Дамир?

Гузель: Все выработалось само по себе. Как преподаватель изначально я общаюсь с людьми, разговариваю, веду курс, ну и как основной преподаватель. Все, где я не сильна, или мне, может быть, не очень по душе, это все отдала Дамиру. Это как заниматься трафиком, это привлечение клиентов, это технические какие-то моменты, это помогает все Дамир. Потому что я знаю, если я буду разбираться, мне очень много потребуется времени. У него там день-два, и он может сделать: и страничку сделать, и что-то составить, придумать. В общем, разделили так: я общаюсь с людьми, скажем, я улыбаюсь, я разговариваю, а он все делает за кулисами и при этом все, что позволяет вот этим встречам быть.

Антон: То есть ты автор, ты лицо проекта, а Дамир – это закулисье, можно его назвать даже, наверное, в том числе продюсером, таким организационным директором, правильно я понимаю?

Гузель: Да, совершенно верно. Ну, мы все решения принимаем сообща, вместе всегда. И я говорю «ты моя муза». Он смеется – «Я твоя муя, а не муза». Примерно так проходит у нас работа.

Антон: А тоже такой необычный вопрос. Сложно ли работать с супругом, что вы и в повседневной жизни вместе, и в работе, получается, вместе, не создает ли рабочая ситуация дополнительное какое-то осложнение для семейной жизни?

Гузель: Нет. Ни в коем случае. Особенно, когда идет хорошо, а у нас идет хорошо, и когда были первые продажи, первые ученики, первые результаты, мы прям радуемся, мы чуть ли не прыгаем от вот этого. И как-то он понимает, насколько нам было вот с самого начала тяжело, или, может быть, мы не очень верили, и я понимаю, что работа, которая была сделана вместе, она приносит результаты. Но даже не материальные, я всегда говорю, что это как бонус, а что люди поняли, что мы хотели донести, и они начали изучать прям по плану, как мы хотели. Ну конечно, это все доработки. А так не знаю, ну это, наверное, когда хорошие взаимоотношения, я рада его видеть. Он добрый, красивый, хороший, почему на него не смотреть каждый день? Так что нормально.

Антон: Ну отлично. Давай перенесемся немножко в прошлое. Вот тот момент, когда вы решили идти в «Интернет-Университет» строить информационный бизнес, вот что происходило у вас в тот момент в жизни, в бизнесе, какая цепочка событий привела к тому, что вы решили пойти на этот шаг?

Гузель: Очень интересная, я думаю, такая история. Когда человеку подходит 30, немножко за 30, мы начинаем все более так глубоко думать о жизни, о целях, обо всем на свете, и я всегда хотела путешествовать и даже пожить в зарубежной стране. А так как я знаю арабский, мне хотелось в Эмиратах пожить, чтобы я могла свой арабский, свой английский как-то его там вот, в англоговорящей стране использовать. И были такие мысли, я все, он говорит «нет-нет-нет», а потом в какой-то год он сказал: «А чего? Давай!» Я говорю: «Ничего себе!» И стали об этом думать. И мы стали просматривать разные варианты. Он записался на тренинг как раз к одному из ваших учеников – к Ивану Будько. И вот он по вечерам уроки делал, занимался. Ну и также продолжали работать. И в какой-то день, я помню, на кухне он мне кричит: «Гузель, иди сюда! Бегом!» Я думаю: что там случилось? Бегу. «Я нашел учителя моего учителя!» Я говорю: «Ну давай покажи, что там». И он мне показывает: «Вот смотри, я не думал, что, оказывается, он-то его ученик! А какой он стал успешный!» И вот эта цепочка пошла именно через него. Он дал мне сайт, я посмотрела несколько отзывов, я подумала: ну вообще классно, круто, люди оставляют отзывы, они дошли до конца, пусть это время заняло. И мне понравилось пару отзывов, в принципе. Ну, мне не было сложно, потому что мы не избалованы каким-то информационным потоком, разными тренингами, коучингами, мы этим не занимались, мы простые преподаватели, которые любят английский и любят, чтобы люди говорили, изучали на английском, и вот что-то там такое предпринимать – такого не было. Но я посмотрела и мне понравилось. И в этот момент, получается, мы готовились к переезду Дубай. И хотели школу, которая действовала на протяжении 8 лет, мы с Дамиром ее сами вели, у нас было примерно 12 преподавателей, и школа была успешной, у нас даже вывески не было «Английский язык», но люди в основном приходили по рекомендации, кто-то отзанимается, у него результат, он приглашал другого. И тем самым наша школа существовала, и мы не жаловались. В целом доход был хороший. Когда я школу закрывала, знаете, еще один такой момент послужил, именно почему онлайн. Я вообще думала, переехав в Дубай, я найду там хорошую работу где-то в international company и буду там ведущим специалистом. Были такие именно… Не то что в онлайн перейдет на обучение, но когда был урок и сидит группа и вот немножечко расскажу, я говорю: «Давайте, быстро заканчивайте уровень, я хочу вам помочь, чтобы мы закончили, и у вас была заполненность, и вы могли потом перейти на следующий уровень или кому достаточно, потому что уровень хороший, вы можете в целом использовать, где вы его хотите, по целям». И все такие: «Да, конечно!» Расстроились. «Мы желаем вам счастья, вы хороший преподаватель, преподаватель от бога». Много чего красивого сказали. Одна девушка, она заплакала и говорит: «Только нашла нормального преподавателя за свои 23 года. Я, знаете, сколько их перепробовала? И вот вы нас бросите, уедете?» И она на полном серьезе, и она так говорит, как будто, я не знаю, я ее мама или я ее сестра, ну настолько была привязанность. И вот эти слёзы… Естественно, урока не получилось. И все ушли домой. Я пришла, я ночь спать не могла, прям в душе так плохо и было ощущение, что действительно как будто я бросаю. И в тот момент, получается, впало, когда: «Ой, можно же онлайн обучать!» Я как раз посмотрела видео, потом опять открыла, еще раз посмотрела отзывы. И ко мне пришла идея, чтобы не бросать своих учеников, которые здесь, их перевести в онлайн-режим. И тем самым это уже закрепилось в голове, и как раз пришло сообщение… Вот как-то все было прям одновременно. И кто-то из ваших менеджеров позвонил: «А знаете, если вы сейчас прям, вот сегодня не подпишетесь, не зайдете… У вас будет такая-то акция, у вас будет такой-то…» Я, правда, не помню, что-то там были за бонусы, за плюсы, но в целом вот сейчас запишетесь, там еще что-то будет. Примерно. Ну, естественно, это всегда подогревает. Особенно мы-то не знаем, как это работает, как надо все это красиво оформлять, и мы переступили, приступили, вернее, мы начали продвигаться в институте здесь, проделывать задания, но я еще работала в школе, потому что мы в мае ее хотели закрыть и в мае как раз переехать. И вот до мая мы потихоньку что-то делали, что-то старались, но это было несерьезно, это было как-то пробно, ощупываешь, смотришь, насколько это реально. Может быть, даже просто какие-то знания. И уже к маю мы закрыли школу и уехали в Дубай. Походили, посмотрели и я подумала: «Я – шикарный специалист английского языка и буду на кого-то работать?» А зарплата, ну да, 4 тысячи долларов. Но они живут, семья не может прожить там, на 3 тысячи долларов живет семья. И я так поразмыслила, говорю: «Зачем мне это надо? Неужели я свои знания не могу вот так вот передать и при этом жить в том же Дубае или в Америке – неважно где. И желание остаться там и работать на кого-то почему-то пропало. Знаете, еще на тот момент как раз были в Дубае мой коуч, мой любимый коуч Анна. Она: «Так, у нас вот собеседование. Давай, веди вебинары». Вебинар так вебинар. «Сколько заработаешь на вебинаре, сколько учеников?» Я говорю: «Ну, 8». И она так на меня посмотрела с улыбкой: «Восемь? Размечталась! Ты хотя бы 2-х к себе на вебинар возьми». Я удивилась, почему так было. Но потом прошел вебинар, и действительно записалось сначала 6, потом 8, потом 12. И в течение 10 дней это была первая оплата после вебинара вот 6-10 человек, 12. У меня первая пошла группа. Она, конечно, удивилась. Она много чего хорошего, приятного сказала. И это настолько воздвигло дальше. И мы были как раз в тот момент в Дубае и всё, и решение было тем, чтобы вернуться все-таки в свою страну. Там такая жара невыносимая! Ну ладно. И Дамир сказал: «Давай сделаем так: ни на кого работать не будем, будем работать на себя, а путешествовать когда захочешь – в любом месте». Я говорю: «Мужчины иногда говорят правильно. Они всегда говорят правильно. Хорошо». И всё, вот остановились на таком решении. И я очень рада.

Антон: Крутое такое введение. Ну вот одна из таких идей возникла, что мечту надо пробовать на вкус, потому что когда попробуешь, может оказаться, что это была какая-то призрачная мечта, а вот когда уже попробовал, оказывается, вот нужно совсем другое. Или другие возможности.

Гузель: Да, а не попробовав, все время бы жалел и думал: послушал бы ты меня, съездили бы мы… И всю жизнь, может быть, я об этом бы вспоминала и думала. Сейчас я понимаю, что неважно, где ты живешь, а важны те возможности, которые ты имеешь, чтобы потом путешествовать, что-то делать в жизни интересное.

Антон: Хорошо. В тот момент, когда вот вы вошли на обучение, то есть, скорее всего, это для вас был какой-то необычный формат, то, что все в онлайне, и в принципе обучение, построение бизнеса, но, скорее всего, не знаю, ну, по крайней мере, ты не проходила. Вот что происходило, вот когда вы зашли на обучение? Какие мысли, впечатления, что делали, что не делали?

Гузель: Впечатления и мысли. Ну, зайдя туда и начиная делать, Дамир, он очень такой… не знаю, у него логическое мышление, его восхищало абсолютно все. И он всегда говорил: «Вот как я уважаю Антона! Вот как он мне нравится!» Он настолько часто это говорил, что я говорю: «Я тебя скоро буду ревновать». «Потому что как он бизнес поставил! А он ведь молодой парень! Он ведь ровесник наш! Ну ты посмотри, какой молодец!» Это я говорю, есть красивая пословица на английском языке: «Красивые глаза. Ты видишь все красивое. Ты сам – говорю, – добрый, хороший, поэтому ты все время хвалишь». Любое задание, говорит: «Какое классное задание! Вот распиши и подними свою самооценку». Ну как бы для меня многие вещи ну так – так, ну ладно, как бы нейтрально. Вот он все расписывает, он все любит прямо вот писать. Первое начало делал вообще все он, потому что я работала, я вечером приду – дети, дом, готовка. И я говорю: «Отправь, пожалуйста, домашку, а? Вот сейчас придет сообщение – говорю, – мне неудобно, отправь». И вот он сидел, он разбирался. И в будущем он говорит: «Вот прочитай, что я написал, прочитай». Я говорю: «Ты сам читай, сам вставляй, сам делай, а я буду только уроки вести». Ну вот на первом этапе это было так.
Нравилось, наверное, все. И понравилось, когда в основной чат со студентами вступили, что там пошло общение. И когда я начала отдельно с людьми знакомиться, мне понравились, настолько они простые, настолько они открытые, настолько они готовы помогать друг другу. Хотя люди абсолютно разные. Смотришь их резюме, думаешь: ничего себе, человек с этим проработал, с этим проработал, они все такие крутые, классные, и мы здесь, простые преподаватели, возле них и на равных и также учимся, как будто мы учимся, не знаю, в Оксфордском университете. Эмоции были только положительные.
И что еще? Например, меня удивляло, что каждую неделю, когда мы только начинали, вот приходит отчет: «Напишите, сколько вы заработали». Мне так нравилось, когда приходило, и я писала: «Да нисколько мы не заработали. Да и вообще вряд ли мы когда-нибудь что-нибудь заработаем». Мне было это непривычно, потому что с этим мы не работали. И я знаю, что я бы никогда не пошла учиться в онлайн-режим, потому что еще, как-то, не знаю, ментально или мы не доросли до этого, чтобы вот что-то изучать в онлайн-режиме. Но так совпало, вот эти все нюансы, обстоятельства, что мы решились. И как-то есть – есть, занимаемся – занимаемся. Но когда я стала более подробно изучать некоторые кейсы студентов, я обратила внимание, что не все проходят до конца, не все могут стать миллионерами, а что-то в них есть. А именно, очень амбициозные и в своем роде, знаете, лидеры. И сама идея, хочу ли я быть лидером, то есть лучшим преподавателем в своем городе в Казахстане, в России и вообще во всем мире? Я почему-то сказала: «Да, я хочу». И я конкретно знаю, что у меня есть этот ключик, который ведет к тому, что благодаря этому ключику замочек открывается, и человек начинает говорить по-английски. И сейчас на вебинарах я ей говорю: «Знаете, я работала в маленькой школе. У меня даже фотографии не было там, на Вотсапе, аватарки, потому что все так было закрыто, все было далеко, сейчас везде я, в Instagram’е я, там везде я, я себя показываю, я хочу сказать, я выхожу, чтобы сказать: «Все, хватит деньги тратить, время тратить на английский, я научу, как это сделать. А почему вы дойдете? Потому что вас за руку возьмут. Не захотите – дотащат до конца». Ну, примерно так. Эта идея многим людям нравится. И мне нравится, что окончили курс они все, 80% людей переходят на следующий уровень, ну и тем самым мы дальше растем. Немножко ушла не туда, но в целом так.

Антон: Знаешь, у вас, мне кажется, будет очень много друзей и среди преподавателей, и среди выпускников «Интернет-Университета». Потому что у вас с Дамиром есть вот эта черта какая-то – невероятная доброта, позитивность, которую вы излучаете вокруг.

Гузель: Спасибо большое.

Антон: И с тобой, с Дамиром действительно хочется больше общаться, потому что самому становится хорошо, когда рядом с вами. Давай немножко поговорим про конкуренцию. Многие начинающие боятся выходить в ниши, где уже существуют какие-то лидеры, какие-то сильные компании. И тут вы выходите на рынок онлайн-обучения английскому языку. Казалось бы, в английском языке там уже такая вереница этих школ, уже есть какие-то супермегатитаны-лидеры, которые во всех СМИ гремят, и тут выходишь ты и зарабатываешь деньги, и зарабатываешь свой первый миллион достаточно быстро. Как ты смотришь на это? Почему люди идут и несут деньги вам, ученики, а не какому-нибудь лидеру из СМИ?

Гузель: Знаете, вот у нас, у людей, есть такая особенность – мы всегда ищем, смотрим, любопытничаем по поводу нового. И когда что-то новое приходит, важно первое впечатление. Если создать его правильно, красиво, дальше это пойдет. Если это где-то немножко там запороть и сделать, вести себя, подавать себя, позиционировать немножко неправильно, я думаю, дело может провалиться. И все люди вот недавно у меня на консультации была женщина с Америки, и она там два года. Я говорю: «Как вы умудрились за 2 года не заговорить на английском? Как? У меня девочки здесь за 3 месяца один уровень протягивают и говорят. А вы там». – «Ну, вы знаете, садик, школа, всё по-русски, и поэтому как-то мне не надо. А сейчас чувствую, что надо». И потом она перечисляет: «Знаете, я прошла курс Сташевского, полиглота и 6-7 тренингов», и она обращается теперь ко мне. И она говорит: «Я заплатила уйму денег, и я вижу, что вот там мне не подошло, у них нету взять за руку и довести до конца. Вот здесь мне не подошло, потому что нет проверки. А вот здесь мне не подошло, потому что я не вижу самого автора». Я говорю: «Татьяна, как вам повезло, в моем курсе все есть и даже более. Посмотрите, я не веду просто чисто тупо… или умно скайп-уроки. Скайп-уроки, у вас есть куратор, вы можете в течение дня целый час с ним общаться через Вотсап, если есть вопросы. Но курс настолько расписан легко и просто, что не будет потребности в общении постоянном. Есть вопрос реальный – вы задали. Сделали задание, отправили – вам тут же провели. Я взяла кураторов и поставила им бонусы: доходит человек до конца – вам определенные бонусы. И они очень так активно работают». Поэтому считаю, что если есть вера в себя, если человек себя любит, если вот смотришь на себя в зеркало, и ты сам себе нравишься и понимаешь, что если ты сам себе нравишься, то ты и другим нравишься. Но неважно, как ты одеваешься, неважно, как ты выглядишь, не важен возраст, национальность и т.д., важно, что человек излучает. Ведь по правде, если я буду считать себя красивой, люди будут думать, что я красивая. Если я буду говорить «знаете, я толстая, я такая…», люди будут относиться ко мне так же. Поэтому сначала надо все комплексы убрать. Когда я смотрю на своих конкурентов, я вижу недостатки в том плане, что они слишком далеко. Когда они общаются со своими учениками, как будто бы они общаются, масса людей пришли, они должны отдать деньги, и они конвейером должны пройти курс. Я создаю такое впечатление, не то что создаю, а оно реально такое есть, что каждый, кто ко мне пришел ученик, я говорю: «Вы знаете, вы отражение меня. И вы должны закончить. Потому что я не хочу, чтобы человек окончил курс и сказал: «Я отучился там-то и даже не знаю ее имени примерно». Или: «Да, я отучился у Гузель Сафиулиной. У нее шикарный курс. Я говорю на английском свободно. И вообще всем друзьям, всем родственникам предлагаю вот этот курс». Оно так и есть. Поэтому я хочу создать… Наверное, я всегда, ну все, которые ко мне звонят, мои сокурсники, говорят: «Расскажи секрет, ну как это ты делаешь?» Я говорю: «Просто любите людей. Они вас полюбят, а остальное, что получается – это как бонус. Не ждите, что вот они должны заплатить, вот они должны за это – нет, просто дайте то, что есть. И у нас вложена, вшита программка, чтобы быть благодарными. Человек тебе хорошее дело сделал, ты автоматически делаешь хорошее дело». И даже я смотрю, когда консультацию человек прошел, он прямо вот хочет, он ищет еще, дайте мне что-нибудь, чтобы я посмотрел, послушал и заплатил вам за курс. Ну, одна консультация как бы маловато и надо еще там что-то придумывать, и опять это нормально, человеческое как бы «еще дайте что-нибудь, чтобы я заплатил тебе не просто так». Поэтому говорю, любите людей, любите свое дело, в первую очередь любите себя. Если выстраивать правильные отношения со всеми людьми и ставить их ниже, выше, на равных, но в хорошей мере, всегда быть для них лидером, опять, когда анализируем часто я, например, думаю: у кого хорошо получается выстроить бизнес, если человек, в нем качества таки лидера, но не так, что он манипулирует людьми, это чувствуется, а другие люди знают, что этот человек может тебя повести за собой… Ты так хорошо, Антон, улыбаешься. В общем, вот этот важный момент. Например, я знаю, когда я пошла в косметологический салон один раз, они там так красиво мне все рассказали, они там что-то намазали, потом говорят: «Смотри, одна больше, одна меньше, ты видишь?» Я такая: «Да». А сама ничего не вижу, но насколько красиво это было преподнесено и вот этот труд, девочки, которые это всё делали, так красиво рассказывали. И потом ну примерно на 20 или 30 тысяч рублей выкатила счет и «если вы сейчас не купите вот это, не будет вот это, вот это, вот это…» На тот момент я не представляла, как это бывает. Я сейчас анализирую, насколько продвинуты, насколько они управляют умами людей. И когда ты покупаешь, отдаешь большое количество денег, ты все равно остаешься благодарным. Это же искусство. Я считаю, что каждый человек вот к этому может прийти, просто надо работать со знанием, с мышлением, анализировать, что хотят люди, как они хотят. Ну, конечно же, чтобы контент не так, что обманывать на каждом пути, я считаю вообще, что обмана или что-то такого быть не должно. Я всегда говорю: «Вам не нравится? Забирайте деньги. Мне просто деньги так не нужны. А нравится? Занимайтесь, общайтесь с нами дальше». Ну, так.

Антон: А нравится – несите больше. Ты затронула на самом деле очень такую глубокую тему, она даже немножко с краю от нашего предмета разговора, от обучающего бизнеса, – это такие вещи как любовь к себе, уверенность в себе. То есть внутренняя вот эта вот энергия, которая позволяет воспользоваться теми инструментами, которые есть, ну в том числе и в нашем обучении, и получить результат. Но уж если мы затронули эту тему, давай немножко в нее копнем, было ли у тебя когда-нибудь в жизни, то есть вот этот позитив, любовь к себе, оно изначально в жизни у тебя было или это результат работы над собой? Можешь как-то вот раскрыть, может быть, секреты? Потому что огромное количество людей, они в том числе приходят к нам достаточно в тяжелой жизненной ситуации, то есть в ситуациях, в которых они часто могут не любить себя, могут презирать себя за ошибки, считать себя ну каким-то неважным, не таким, каким-то дефективным и очень-очень много страхов, собственно, выйти перед людьми, сказать, что вот он я, я разбираюсь вот в этом, давайте я вам помогу, научу и т.д. Или если продюсирование идет, вот можно ли немножко твою какую-то историю работы над собой и какой-нибудь совет тем, кто находится в неблагополучном психологической состоянии?

Гузель: Естественно, человек не рождается идеальным, совершенным, всезнающим, талантливым. Ни в коем случае. У каждого есть определенные способности и таланты, но не каждый может их выявить в каком-то раннем или среднем возрасте примерно. Знаете, опять приведу пример. Одна моя ученица, она мне каждый вечер пишет такие эсемески, я говорю: «Я вот буду твои эсемески печатать и показывать, как мои ученики обо мне говорят». Ну вот мы с ней пошутили. Она говорит: «Вы учитель от бога». Я говорю: «Дорогая моя, мы все от бога и у каждого есть свои способности. Просто я определила, что я люблю преподавать, и у меня получается. У тебя тоже есть вот этот дар, просто найти его». Примерно так. К чему я говорю, естественно, с детства я вообще очень спокойная, я неконфликтная, я понимаю, что вот насколько ты есть, может быть, это со временем, с возрастом пришло, насколько от тебя доброта идет, вот насколько вот это, не знаю, есть эзотерика, интересная вся эта тема, что тебе оно возвращается. Я вот в это верю, что насколько хорошую энергию ты излучаешь, она отражается и опять она к тебе приходит. И это совершенно верно. Я вообще люблю всегда анализировать. Любая ситуация, когда происходит, например, с мужем или там с родственниками, я проанализирую ситуацию и думаю: почему же так получилось, чего не хватило? И стараюсь, чтобы в будущем такой ситуации не было. Но никогда не гложу себя за какие-то ошибки, что-то надо было по-другому сделать, но я не сделала. Всё, я отпускаю, например, эту ситуацию. Я понимаю, прошлое, оно закончено, его нельзя вернуть, не нужно о нем думать, потому что наши мысли – это тоже определенная энергия. И наша энергия уходит куда-то в бесполезное, ни к чему не приводящее. Я всегда говорю так: остановись, ты можешь в будущее, вот оно настоящее, можно начать именно сейчас, хоть с чего. И, например, я задаю себе вопрос: вот если бы я захотела быть певицей, у меня есть голос, смогла бы я? Я сейчас говорю: «Да, я бы смогла, я себя так бы показала, я начала бы петь, и все бы ахали, охали». Потом: была бы я врачом, смогла бы? И я себе говорю: «Да, я смогла бы. Я люблю людей лечить, я люблю приносить…» И то есть вот сейчас я говорю: «Да, я бы смогла. Хоть любую профессию, которая мне по душе». Если бы это было раньше, может быть, лет 10 назад, я бы сказала: «Ой, какое там? Это учиться надо, это денег надо, это связи надо, это всё надо… И вообще это не про нас, не про меня» и т.д. Примерно. Просто это время прошло. Сейчас с любым человеком, например, успех, ну я так думаю, он для всех одинаковый. Абсолютно одинаковый. Просто многие люди стараются, делают что-то для этого, а многие люди сидят и чего-то ждут. Вот им сейчас дадут, вот им сейчас принесут, вот им сейчас расскажут и всё у них будет хорошо. Я хочу, например, управлять, не чтобы жить и ждать, когда меня куда-то направят или мне что-то скажут, что я должна делать, я стараюсь, наоборот, управлять ситуацией. Я в семье стараюсь создавать правильную атмосферу. Если я не буду смотреть за своими детьми, он может целый день в компьютер проиграть, ни домашку не сделать, ни английский не учить, ни казахский, ну и т.д. То есть я делаю конкретные движения для того, чтобы мой сын, например, занимался, потому что я знаю, это будущее.
Конкретные с мужем взаимоотношения. Опять, я всегда говорю: «Если проблему не можешь решить, ну есть же тренинг, ну иди, пройди этот тренинг, в любом случае будет польза. Любое взаимоотношение. Но если немножко дальше поковыряться, можно и без тренингов, потому что мы – люди, мы можем же разобраться каждый на своем уровне, но можем. Например, если в самом начале мы могли с Дамиром, например, что-то типа ссоры, потом говорю: «Ладно, давай открытый диалог. Вот ты высказываешь, что ты считаешь плюсами и минусами, и я высказываю. У кого больше плюсов – тот и прав». – «Ну давай». Ну, примерно. Это как-то завелось и это вот типа привычки. Если он говорит «неправильно, потому что…» то-то, то-то, то-то, то-то, ну я ж не могу спорить, я ж не могу быть совсем вот глупой, чтобы сказать: «Нет, ой всё, я обиделась и пошла», я выслушаю и говорю: «Ну ты действительно прав». Но чаще всего бывает так, что вот он говорит, говорит, я говорю: «Нет, будет вот так». Мы сейчас курс составляем. «Нет-нет-нет». Он дает этот курс, дает много информации. Говорю: «Зачем? Человек будет сидеть над этим месяц, а нам нужная неделя». – «Нет, пусть он знает, они выучат, они будут хорошо английский знать». Я говорю: «Люди быстрее устанут. Ты больше времени тратишь, и они меньше как бы пройдут курса, потому что просто энергии у них не хватит». Ну и сейчас полгода прошло, и мы где-то что-то убираем, убираем, убираем, чтобы правильно сделать. И потом говорит: «А, ты была права». И просто сейчас я говорю: «Вспомни, ты потом скажешь, что я была права. Лучше поразмысли». Но последнее решение за ним. Если он скажешь: «Нет, вот так», я сразу себе скажу: «Вот как он скажет, потом если будет проблема, я скажу: «Это твоя проблема, это не моя проблема». Ну, я ж до конца не знаю, как может в жизни получиться. Ну, анализ, постоянный анализ.
И еще. Надо думать о том, что жизнь не такая длинная. Недавно было 20, 30, 40, 50… мы все равно все умрем. И почему мы должны думать, что мы какие-то меньше, ниже, глупее, тупее, чем кто-то. Я когда училась на машине ездить, очень было страшно, очень. Но потом, когда пришла идея – какая-то там обезьянка ездит на машине, ну так, в хорошем плане обезьянка, она же тоже ездит, она тоже девушка, она тоже чувствует, она тоже типа блондинка, но она же ездит! И как-то меня это успокоило, я села за руль и вот так доехала, все болело, все молитвы вспомнила, которые знала, но я доехала. А потом на обратный путь я уже: о, царевна прям, разъезжаю по городу. Ну, в целом. И постоянно идет анализ: почему? Например, вот раньше я боялась, вот кушать хочется, идешь по улице и боишься что-то съесть, потому что люди смотрят. Вот я стала анализировать: хорошо, ты идешь, видишь девушку, она студентка, и она голодная, она что-то кушает, как ты на нее будешь смотреть? Я подумала: совершенно нормально, человек голодный, он кушает яблоко, что здесь такого? И я: да, а чего здесь такого? Я же могу кушать. То есть, например, когда я иду, кушаю и стесняюсь, за мной все равно будут подглядывать, я буду чувствовать, что что-то я делаю не то. А если я иду, я понимаю, что это моя жизнь, я иду, я хочу, я голодная, я кушаю. Или мое одевание, например. Кто-то говорит: «Вы так экзотично выглядите, прям хочется у вас учиться». Это звучало смешно. Я говорю: «Но это моя жизнь. И я хочу показать, что я так решила. Не кто-то мне что-то сказал. Я радуюсь этому, это мое направление. Я верю в то, что жизнь закончится и будет другая жизнь там. Ну это отдельная другая тема. Это личное. Каждый человек должен быть духовным, ну по своей какой-то шкале, по своему пониманию, по своим традициям. Ну, для меня, например, это важно. И когда ты анализируешь, и вот эти все страхи, блоки, как их называют, они сами рассасываются. Но главное – делать анализ. Не допускать жить вот просто рутинным таким днем. Я, например, все время своим ученикам говорю: «Пишите план. Потому что если вы не заняты, сидите…» Я своей сестренке постоянно говорю: «Вот ты сидишь, не занята, пожалуйста, приготовь ужин. Ну пожалуйста, у меня столько работы». – «Ну ладно». И она идет готовить. «Но если бы ты сидела со своим китайским…», она будущий специалист, «…сидела бы и учила книжку, да я бы сама пошла, побежала бы готовить, не знаю, мужа бы попросила, еще кого-нибудь попросила, потому что ты занята, у тебя твоя цель». И вот так вот в жизни. Когда у тебя все расписано, тебя люди даже просто не беспокоят, как раньше, приди, помоги, сделай, скажи, объясни – всё, я занят, у меня действительно времени абсолютно нету. Ну, по возможности помогаешь. Поэтому ставить цель, расписывать цели, понимать, что мы все одинаковы, просто кто-то очень ленивый, не дисциплинированный, мало мыслящий, не размышляющий, а кто-то поставил себе планку, вот он по ней живет и понимает, что я не хуже других, а может быть, и лучше. И большой плюс есть, что человек по своей натуре, по своим вот… мы слабые, мы ленивые, мы такие неорганизованные – это вполне нормально. И опять, один раз узнав вот эту психологию, не знаю, мне кажется, и, переняв вот это, сделать из этого правильный вывод, я считаю, что можно управлять неким таким способом, потому что, например, тот же самый английский, человеку очень тяжело сидеть и заниматься, он ленивый, он быстро забывает. Но благодаря тому, что он быстро забывает, мы цветем, расцветаем, годами учатся люди примерно, потому что он сам не повторяет, он сразу, окончив, не идет куда-то на работу в международную компанию работать или как-то не развивается, а он опять идет на курсы и опять он это все повторяет, закрепляет. Ну, нам в целом хорошо. И поэтому, к чему я говорю? С одной стороны, что мы ленивые, неорганизованные – это плюс, потому что те люди, которые организованные и сразу поймут это раньше всех, они теми начнут управлять. Я по себе знаю, что когда, например, каждый раз, где я была в турбочате, «пишите отчет» – и мы садимся, за 3 часа ночью пишем этот отчет, потому что кто-то просит, кто-то требует, и благодаря этим отчетам вообще работа в будущем пошла, потом вебинар, потом так далее и так далее. Извиняюсь, может, немножко не туда ухожу, но вот…

Антон: Всё супер. Тут такой поток мудрости, что его просто нельзя останавливать. Ты часто упоминаешь детей. Честно говоря, глядя на тебя, ну создается впечатление, что ты молодая девочка, а у вас есть дети. Если это корректный вопрос, ну, может быть, тоже, чтобы подать пример нашим зрителям, может быть, ты расскажешь, сколько тебе и Дамиру лет, сколько у вас детей? И, наверное, основной акцент сделай на то, каким образом вам удается построить рабочий день, выходной день так, чтобы и детям уделить внимание и вот какие-то порывы в бизнесе делать и еще там отношения. То есть распорядок дня. Секреты успешного дня от Гузель Сафиулиной.

Гузель: Кстати, я вот именно такой хочу создать марафон еще, обращаюсь к тебе по поводу совета. Очень часто меня ученики также спрашивают: «Когда вы успеваете? Вы вас закидываем домашкой, а вы, главное, успеваете. Не было такого, чтобы день прошел, а вы домашку не проверили. Как это так возможно? А еще, вроде бы там у вас дети. Я ваша ровесница, а мне кажется, что мне 40. Как это так?» Я говорю: «Вы думаете, что это так все просто? Ну знаете, это природа такая. Ничего подобного? Если я много ем – я тоже становлюсь толстой. Если я ничего не учу, не зазубриваю и т.д., я тоже становлюсь тупой. Если я не обращаю внимания на детей, дети хамеют, наглеют. То есть это постоянно идет работа, это ежедневная работа. Просто я четко понимаю, завтрашний день, он пока определяет сегодняшний. Что я сегодня сделала – значит это будет завтра. Примерно.
Ну, касательно отношений с Дамиром, нам проще, так как мы живем в духовности, для нас это важно. Мы в исламе, мы намаз читаем. Там есть много чего. Например, женщина покрыта для того, чтобы посторонние взгляды мужчин не делали разных таких нехороших мыслей или нехороших там ну разных… Потому что женская красота, она привлекает внимание. И когда на голове что-то у тебя, и человек посмотрел – ну ладно. И он не лезет, и нету понятия ревности и чего-то. И как-то, он говорит: «Ой, только для меня красивая, вся такая…» Ну, у нас правило, ну вообще в исламе женщина должна быть красивая, в доме красивая для своего мужчины, а выходит на улицу – она должна быть максимально скромна, максимально стыдлива, максимально. Это большая философия. Ну, в 15 лет мне было далеко до этого, но когда я узнала, я думала: ну ничего себе, вот же кладезь мудрости любой семейной жизни. Потому что я видела своих родственников, как у них там всё получается, не получается. Я видела мою маму, вся такая красивая выходит на работу, думаю, придет в халате, бигуди, от нее пахнет пирожками. Думаю: ну как это так может быть? У нее семья, а она дома так, а на улице так. Меня вот этот вопрос мучил. Но когда я пришла, что, оказывается, в исламе это не так, чтобы запереть, зажать женщину. Ни в коем случае. Она вышла на улицу, и чтобы про нее плохо не подумали, чтобы не было разных искушений, ну разных непонятных в ее адрес слов, меня эта идея зацепила. И в случае, например, Дамира, он еще в этой теме не очень был силен, ну обычный, простой, как все, парень в джинсах, не знаю, а потом удивился: «Ты такая вроде нормальная, еще так одета, при этом ты умная вроде, симпатичная. А как это так?» Я говорю: «Это целая история». И стала ему объяснять. Ему это все понравилось. Ну как-то нам проще, потому что как-то традиции, они еще откуда-то берутся. И любой вопрос, который возникает, как бы для нас это нормально. Вот он понимает, что я на улице, например, хожу закрытая от посторонних, я не позволяю себе там лишнее, кокетство, флирт. Есть, конечно, определенная аудитория людей – ученики, люди, с которыми это просто общение нормальное, и мы это понимаем, но с чужими людьми я всегда думаю: «Почему какой-то водитель должен на меня смотреть и говорить «какая-то ты красивая, какая у тебя фигура», почему?» Ну примерно. А муж, он понимает вот эту ценность, когда приходишь, он на меня смотрит: «Ну, ты самая красивая». Потому что я считаю, это большой плюс. Дома женщина должна быть красива, максимально себя украшать, в любой одежде красивой, с прической, а на улице должна быть строгой. И вот это наши взаимоотношения, мы уже живем с ним 10 лет, они становится крепче и крепче. И чем больше мы живем, подобно узлу, он все больше затягивается. И как-то это уже переросло так, что как будто с одной души. Ну, примерно. Вот это не дает многим ссорам, многим разным… Почему люди ссорятся, ревнуют друг друга, или муж пойдет напьется, бьется и т.д.? В исламе этого нету. Это проще. Я говорю: «Ну иди выпей, или гуляй. Ну тебе же перед Богом отвечать, не мне. Делай, что хочешь. Бог Аллах все видит. Это твое дело». И я к нему не цепляюсь, куда он там ходит, чем он там занимается. Говорю: «Занимайся с друзьями – пожалуйста». Ну, он понимает, что это становится бесценным. И для меня тоже, у нас семья, у нас одно дело. Благодаря этому, наверное, отношения только крепче.
Касательно семьи. Если проанализировать, мы же все проживаем в определенный период жизни, в котором мы побывали – и в этом, в этом, в этом. И мы чувствуем, мы знаем, просто оно забывается, но мы знаем, я вспоминаю себя, когда мне было 8-9 лет, сейчас моему сыну 9 (10 уже будет), что мне хотелось, как я себя вела. Ну, конечно, мальчики и девочки разные, но в целом у нас идея одинаковая – и поиграть хочется, и это хочется, и то. И я все время стараюсь наблюдать. Например, когда зовешь там: «Садид, давай садись уроки делай!» – «Сейчас». – «Садид, давай!» – «Сейчас». На третий, на четвертый раз начинаешь: «Ну давай уже, сколько можно тебе…» И я вижу, что у всех по одному сценарию, что у всех мам по одному сценарию три раза зовут и на четвертый-пятый начинают орать, ну и т.д. Я стала по-другому. Я говорю, например: «Садид, пойдем кушать». – «Сейчас». Я беру его за руку и сажаю за стол. Три раза я так сделала. Когда я говорю: «Садид, идем кушать», он сам встает и, к моему удивлению, садится кушать. Он уже приучился к тому, что один раз надо показать, как это делать, не крича, не шумя. Потому что мы любим кричать, орать. Они уже не воспринимают. Примерно. Ну, вот так вот происходит.
Еще каждый день общение. Почему мне понравилось перейти в онлайн-режим, потому что раньше я все время от этого страдала. Ну, мама приходила, смотрела детей. Но все-таки родители есть родители. У нас свои взгляды, у нас свои убеждения. Хочется как-то своего ребенка правильно воспитать. А бабушка как? Это даст, то даст, конфетку даст и как-то всё так… Но сердце материнское, не знаю, оно, мне кажется, все время страдает от этого. Но когда я перешла, я его вижу, я утром встаю и вижу, как он пошел, куда он пошел, пришел, сел, оделся, вот это склади, вот это сделай. Ну, первое время мы привыкали к тому, что надо все за собой убирать. А не все снять и побежать за компьютер, как он привык, например, с бабушкой. Теперь есть определенный режим, который мы выстроили, и мне так легче. Многие начинают бегать за каждым ребенком, убирать и не хватает времени ни на что, а когда сам дашь направление, они сами, дети, делают то, что нужно. И, естественно, у него школа, мопед, у него есть расписание. Обязательно спорт в один день, в один день он ходит на английский. Не ко мне, а к преподавателю, потому что это невозможно своему делу обучить родного человека. И получается, у него есть определенный режим. Пришел, всё, 1,5 часа ты можешь поиграть в компьютер. И то, если то-то, то-то сделал. Не сделал – значит сиди и делай. Такое идет взаимоотношение с детьми.
И касательно вот этой темы. Иногда бывает, что идет, например, консультация, и маленький ребенок до 17 часов в школе, в садике, а потом прибегает: «Мама!» У меня идет консультация, здесь мама подходит, целует, обнимает. Но я его не убираю, люди вот так смотрят, вот такая улыбка, я говорю: «Вот такой процесс. Я дома. Вот мой ребенок». Не так чтобы закрыла, ребенок плачет, кричит. Он видит, он понимает, что я работаю. Он здесь походил, если доску показать, она вся там изрисована, исписана, и уходит обратно. Я стараюсь до 19 часов работать, а после этого 2 часа до 21 заниматься своими детьми. С другой стороны, я понимаю, сколько времени они занимают, и удивляюсь мужчинам, которые… Ну как бы дети да, они как-то сразу возложили так красиво это на женщин, мудро, конечно, сделали, но мы с Дамиром – утром, значит, ты вот это, вот это делаешь, а вечером делаю я. Всё, мы договорились, и как-то с этим вопрос не лежит. Я говорю: «Чтобы ты потом не говорил, почему он со мной не общается, почему я не отец как будто бы». А где общение? Вы так хорошо спихиваете на женщин. А потом он непонятно кем вырастает: с таким характером, всего боится, только думает о своей внешности – ну, женское влияние, женская какая-то энергия идет. Поэтому это важно – уделять внимание. И… сейчас опять немножко ушла в сторону. И вот, я просто думаю, мужчины, которые занимаются инфобизнесом, у вас нет таких проблем: пойти приготовить, что сейчас будут кушать дети, муж, чтобы дома было чисто, не дай бог, свекровка придет, а дома грязно. То есть у вас мыслей таких не возникает. А продукты-то не куплены, а вещи-то не стираны – вот этих мыслей нету. У вас полностью все мысли – чтобы работать, чтобы развиваться, чтобы ну как-то вот ваше предназначение, что мужчина – добытчик и т.д., можно было воплотить. Как можно сидеть, не знаю, фильмы просто смотреть, не знаю, чем там занимается обычно мужчина, или просто разговаривает, не знаю, или в соцсетях просто сидеть, и я не понимаю, столько времени!.. Работай, занимайся, воплощай все свои желания, все свои идеи, и тогда будет результат. В нашем случае очень сложно, потому что в процессе столько мыслей, столько отвлекаешься, столько ты не можешь всего сделать. Ну, в целом так. По поводу возраста. Мне 33 года. Ну, мы с Дамиром практически ровесники. Что еще? Ну вот.

Антон: А детей сколько у вас?

Гузель: Двое детей. Старшему – 9, а младшему – 2 (скоро 3 будет).

Антон: Сколько примерно в день уделяете работе времени?

Гузель: На самом деле много. И не от того, что как бы you have to, потому что ты там обязан, должен, а потому что нравится, хочется. Вот я утром открываю глаза и я сразу начинаю проверять домашку. Я смотрю: что там кто там наделал, кто там что там мне отправил. И начинается рабочий день. Детей в школу, в садик. Всё, даже без завтрака, сначала поверка, потом уже, проверив, что нету таких срочных сообщений, потому что бывает «вот хочу заплатить, не могу, а как это сделать?», или «вот мне ваш дали телефон…», если на горячем человека, пока есть желание, его не подхватить, он может расхотеть. Потому что мы ж такие: сегодня хочу, завтра не хочу, даже не то чтобы завтра не хочу, а в эту минуту хочу, в следующую минуту уже не хочу, поэтому надо вовремя. И расписание вот именно происходит так: утром рано встаем, не позволяем себе спать очень много. Но мне понравилось, Дамир раньше ложился в 1:00, в 2:00. Как только, Антон, он с тобой поговорил, он говорит: «Всё, буду ложиться в 22:00». Я говорю: «Я тебе всю жизнь говорю, что надо ложиться в 22:00 и вставать в 4:00, Антон один раз тебе сказал, что надо ложиться в 22:00…», он в тот же день пошел и лег в 22:00. Как так? Я понимаю, что женщина, она все время что-то говорит, а если мужчина сказал, а еще такой авторитетный – всё, начал ложиться. Я говорю: «Давай ложиться в 21:00-22:00, но вставать в 4:00-5:00, это же намного будет продуктивнее». Ну, примерно так. А сейчас мы встаем в 6:30-7:00, пока всех отведем, немножко проверка, потом завтрак и всё, и начинается работа. Через каждые 2 часа небольшой такой перерыв, но в целом мы работаем, это больше даже в удовольствие. Когда занимаешься своим делом, это не считается, как будто ты действительно, реально вкалываешь, ты что-то делаешь. Это идет всё от души, это всё идет с желанием большим, наверное.

Антон: Затронула такой вопрос, что почему вроде говорим, говорим, говорим, а человек не делает, не делает, потом кто-то другой сказал – он пошел и сделал. И вот это, наверное, тоже совет нашим зрителям. Качество обучение очень сильно зависит от авторитета учителя. Чем больше ученик уважает учителя, тем с большей вероятностью он будет выполнять предписания, и у него потом получатся результаты. Поэтому одна из компетенций необходимости при выстраивании обучения – это выстраивание авторитета. Ну, авторитета перед учеником, чтобы он доверял, чтобы он шел за учителем и соответственно, чтобы у него тогда получались результаты. Вот, поэтому тоже в том числе у твоих учеников получается, потому что они верят в тебя, ты для них являешься авторитетом.

Гузель: Ну да. В каком-то роде да. Ну и еще бывает же, что ты знаешь, но как будто бы ждешь подтверждения от какого-то человека, которого, естественно, ты уважаешь, любишь. И он тебе говорит, и ты говоришь: «Всё ладно, всё, начну». Твоя мысль у тебя была, но взяв вот это одобрение, как я уже писала, вот мы словно дети, и все время ждем родительского какого-то одобрения «ладно, иди делай». И мы побежали делать. И вот немножко от этих оков если себя убрать, что не надо никого ждать, решил, подумал… Дамир, например, сказал… Я говорю: «Давай вот это сделаем». – «Да нет, это надо то-то, то-то, то-то». И он так меня немножечко опустит… «Да нет, не надо, это проблемно», и всё, время проходит, мы все равно делаем, как я предлагаю примерно. И сейчас у него пришло, он говорит: «Все-таки, вот когда льются вот эти идеи, вот этот поток, надо просто тебя как цветочек поливать, чтобы идеи росли, и дальше все становилось». Ну, работа над собой постоянная, конечно же.

Антон: Ты упомянула, что проверяешь домашки по утрам. Правильно ли я понимаю, что обучение происходит на платформе?

Гузель: Да. Вот платформа АнтиТренинги – классная платформа, настолько нам нравится. Не знаю, наверное, мы будем ею пользоваться всегда. Там все так вот… Вот всё, как мы хотим, всё как надо, и прям под курс. Моя методика и сама платформа, она идеально слилась. Потому что неправильно сделал – ты можешь обратно отдать, незачет, он переделывает, перепроверяет. И можно сделать какие-то задания автоматически, а не так, что ты постоянно что-то проверяешь. Сделал, правильно – получил зачет. Переписал слова, ну, в общем, где такого большого вмешательства преподавателя не надо – он получает зачет. Поэтому очень нравится.

Антон: Супер. И мы уже подходим к концу. Интервью получилось настолько интересным, что мне вот даже… Я не знаю, как мы с тобой запишем следующее интервью. Когда ты пройдешь два миллиона, мы будем записывать интервью в студии. Я даже вот думаю, как нам сделать, чтобы вот то интервью, оно превзошло вот это по интересу, ну то есть оно же должно быть финально, оно должно быть еще интереснее, вот что там такое должно быть? Вот, давай, наверное, один из последних вопросов. Я с него начал и, наверное, им закончу. Ну вот вы продали на миллион. Примерно, в районе 500 тысяч рублей – соответственно это ваше. Вот как вы распорядились этими деньгами, то есть что пустили обратно в бизнес, что себе позволили на эти деньги?

Гузель: Ну, так как я уже сказала, что мы любим путешествовать, и это, наверное, в человеке, да? Кто-то любит машины, что-то такое, но как-то мне больше ценны какие-то эмоции определенные, когда мы что-то вот на эмоциональном таком уровне чувствуем. И определенные деньги на что-то копить можно в будущем. Но я за то, чтобы не копить, а много зарабатывать и сразу покупать то, что хочешь. Если мы так продолжим, я считаю, что это так будет. Основные деньги, они ушли на путешествия, потому что за прошлый год мы съездили в 3 страны, мы съездили сначала в Дубай, пошла оплата, добавили, потом в Англию съездили через 3 месяца, потом в Индию слетали. Ну, в общем, шикуем. Вот так.
По поводу самого вот… да, вкладываем, мы понимаем, что мы за коротенький период смогли заработать миллион, столько всего узнали. Но когда дальше мы идем, мы понимаем, что та информация, которая сейчас известна, она такая маленькая, она такая крошечная, что надо развиваться. Вот как смотришь – вложил 100 тысяч рублей, заработал сразу на миллион, но еще, наверное, сознание не выросло, что надо вот взять деньги, положить, потом еще больше будет. А мы как-то вот своим трудом, над этим мы работаем. Сейчас хотим много чего… Стала добавлять кураторов. Мы думаем о прямо такой большой рекламе, чтобы это запустить, чтобы это сделать всё лучше-лучше. То есть вот айсберг, мы видим вот этот кусочек, мы поняли, как работать с Дамиром, мы знаем, что мы можем, мы знаем, что в будущем еще будет много-много разных интересных проектов, это всё произойдет. Но до конца сказать, что да, вот я вышла в онлайн-режим, скажем, и что вот я всё знаю, это только самые-самые начальные, наверное, шаги. Мы очень благодарны, что, опять, у нас не было, мы такие не балованные разной информацией онлайн. Я рада, что мы сразу пришли именно, Антон, к тебе. Как-то мне нравится весь подход, как он есть. Есть свои минусы, есть свои плюсы. Ну, какие минусы, например? Я считала, что это минус, сейчас я понимаю, что это большой плюс, когда, например, говорят: «Тестируй, смотри». Думаешь: «тестируй, смотри», ну как я смогу протестировать? Я не знаю. Вот это, вот это. Сколько я могу времени потратить, чтобы это протестировать! И столько возмущений. Но сейчас понимаешь, когда протестировала одну цепочку, и уже увидела плюсы и минусы, понимаешь: либо я работаю, либо упрощаю, улучшаю. У тебя сразу много-много путей. А если бы наша любимая Анна все за нас бы сделала, мы бы сидели: «А дальше?» То есть заработали миллион – «А дальше, Анна? Что дальше? Сделай нам еще». И раньше мне казалось, что это большой такой минус, а сейчас я вижу: минусы – это когда ты сам не работаешь. А остальное – только в плюсы. Ну, это мое такое мнение.

Антон: Что можешь сказать про своего коуча, про вклад коуча в результат?

Гузель: Не знаю. Вот я рада, опять… Знаете, я всегда говорю, с хорошими людьми должны происходить хорошие события. И я считаю, что я хорошая, и поэтому у меня попалось вот это обучение с Антоном хорошее. Коуч у меня такой, потому что первый раз, когда я послушала коуча, я говорю: «Я ее боюсь, когда она «черт возьми!» Я думаю: «Ух какая! Мне страшно к ней попасть». Но когда мне попала Анна Береснева, она прям как-то, не знаю, мне нравится. Она и строгая, и при этом она мягкая, и при этом рассудительная. И она не дает расслабиться, и в то же время она не ставит какие-то вот такие большие рамки. Ну, в общем, она нам лично подходит. Мне нравится подход, что даже иногда думаешь, вот пока не напишешь консультацию, консультации нету, и жалко. А мы же такие, мы можем день, два, три, неделю, все время заняты, а потом раз! – и она пишет один раз в 3-4 дня: «Есть вопросы? Нужна моя помощь?» Думаешь: «О, нужна! Хочу». И она сама предлагает. И это, наверное, большой плюс. И вот эта система вообще, я считаю, все, которые хотят сделать хорошую карьеру, наверное, они должны учиться у того, кто сделал такую карьеру, кто сделал, вот эту систему уже наработал. Потому что мне часто в VK пишут: «Вот вы у Антона Ельницкого, а действительно ли это хорошо?» Я пишу: «Ну, я вышла. Я зарабатываю в 2 раза больше, чем в офлайн-режиме, мне всё абсолютно нравится. И если вы меня нашли, я считаю, что значит, я чего-то добилась». Ну, не знаю, приходят они, приходят, потом, может быть, в будущем я о них узнаю, те же самые коллеги. Но как бы сами отсеиваются люди. Лидеры продвигаются вперед. Не лидеры, слабенькие, в себе сомневающиеся, они и будут все время на дне. Но это их ошибка только.

Антон: Вот тем коллегам, которые сейчас обучаются еще на факультете инфобизнеса, у них, может быть, менее яркие результаты, или деньги еще не пошли, или пошли, но пока чуть-чуть, вот какие твои рекомендации, может быть, советы, бери и делай, им будут?

Гузель: Советы мои, наверное, так вот. Ни в коем случае не сдавайтесь. Было первое время тяжело мне. И я говорю, когда домашнее задание делаешь, чтобы сделать, ну, не знаю, может, неправильно, но как-то до конца не понимаешь, ощупываешь ситуацию, насколько там тебя будут ругать, не ругать, и делаешь как бы всё быстро. Я говорю, Дамир у меня там половину заданий делал, потом я все перечитывала заново, я должна была разобраться в этом. Поэтому всё, что вам говорят, – делайте беспрекословно, даже когда вы возмущаетесь внутри. Внутри возмущайтесь, а потом время пройдет, и вы проанализируете, кто был прав. Я всегда говорю, что, например, вот коуч, у него своя история, она это прошла, она знает все шишки учеников, она может дать реальный совет. Если она что-то говорит, надо так сделать. Но при этом мы все индивидуальны. Ведь свою картину мира вижу сама я. И если мне говорят «сделай вот это», но я вижу, что вот так не сработает, а сработает вот так, я внутри, то есть беря основной вот такой элемент базовый, внутри свои детали я сама превозношу и свои идеи. То есть нужен вебинар – я его делаю. Я его делаю как по нашему курсу. Но при этом я понимаю, что там не говорится о тех мелочах, надо смотреть в камеру, а то когда иногда смотрят вот так вот на меня сверху – мне страшно, или вот так вот смотрят непонятно. Я не смотрю, не любуюсь собой, я не любуюсь человеком, я смотрю в камеру и хочу там говорить. А также улыбка. Это же так просто. Когда человек улыбается, ты тоже хочешь ему улыбаться. Когда ты ему киваешь, он же тоже будет кивать. Есть много вещей, мы в онлайн-режиме можем максимально человека приблизить. Но я к тому опять-таки, каждый момент, все, что дается у нас в тренинге, все абсолютно важно. Нельзя сказать: «Да можно было и без этого». Все-все-все надо. Но внутри анализируйте и думайте, всегда представляйте, что вы и ваш клиент ведете общение, диалог с этим человеком. Смотрите за своей внешностью, потому что, не знаю, толстый, некрасивый, непричесанный, выглядящий не так, никогда не восхищает, никогда не хочешь за ним следовать, это должно быть, как бы это ни звучало, очень важно. Особенно, если ты женщина, у тебя должно быть что-то такое притягательное, привлекательное.
Касательно речей. Надо себя записать, не знаю, 10, 100 раз и послушать, хочется ли тебя слушать. Мой вебинар проходит, я еще часок себя слушаю. Ну, не потому что… ну, мне нравится себя слушать. И я смотрю, что было сказано в точку, а что было лишнее и много, как иногда бывает. Ну, это женское, это наше. Следите, как мы преподносим речь. И просто не надо думать, что вот у него так и он круче. Мы все индивидуальны. Если вы выбрали правильное… Я удивляюсь, люди выбирают непонятно что и хотят еще этим как-то что-то миру предложить. Ну, выберите свое. В самом начале мы же там заполняем, что бы ты делал, проснувшись ночью, и если бы, например, тебе за это не платили, но ты бы продолжал делать. Найди это, развить надо и все давать в красивой обертке, с красивым каким-то обещанием и действительно, чтобы это был результат, поверить в это и всё получится. Но это постоянная работа над собой. И не надо перекладывать, все надо брать на себя. Ну, организовывать правильно. Ну, примерно так.

Антон: Ну и теперь совсем последний-последний, финальный вопрос. Советы для тех, кто пока не попал на факультет информационного бизнеса. Вот они смотрят на эти кейсы, облизываются, что вроде так хочется, но вот самому страшно, то, что там технических каких-нибудь знаний нет, не уверен, а будут ли ценны его знания, а найдет ли он автора, которого продюсировать, в общем, много-много-много сомнений разных. Вот что ты можешь посоветовать, пожелать вот этим людям?

Гузель: Ну, хочу сказать, не теряйте время. Вы знаете, я так благодарна богу, что все-таки я перешла на онлайн-обучение. У меня в офлайн было все прекрасно, все красиво, все хорошо. Я сама была себе директором, и все расцветало и по нашим меркам и деньги были хорошие, что мы тоже путешествовали, мы квартиру, дом, всё это купили, было неплохо. Но перейдя из этого, открылось, знаете, вот совсем недавно я подумала: как хорошо, что я в онлайн. У меня в голове столько сейчас идей. Например, в офлайн-режиме это невозможно просто все реализовать и чтобы получилось. Но если у тебя есть идея, действительно идея любая, ну красиво обернутая, красиво сделанная, красиво предоставленная, обязательно у тебя будет аудитория, именно твоя. Мы люди разные, но бывает же, какой-то человек тебя цепляет, потому что он чем-то похож на тебя, и ты идешь за ним. И будут такие люди и будет ваша целевая аудитория. И я считаю, что я ни на минуточку не пожалела, что если бы я знала раньше, я бы сделала это еще, не знаю, лет 10 назад, и сейчас я была бы вообще мегазвездой интернета. Примерно. Поэтому время прошло, прошел всего лишь год (у меня в январе будет год), реально я прямо погрузилась в июне, первый мой вебинар практически, погрузилась действительно и начала заниматься. В этот период времени я свою школу закрывала. И что я хочу сказать. Вот сейчас прошел год, огромная произошла трансформация во мне. Во-первых, деньги. Мы стали зарабатывать в 2 раза больше. Усилий стало в 2 раза меньше. В каком плане? Нет, мы работаем, но так как ты идешь с утра пораньше, в 7 должен быть на работе, приходишь очень поздно, детей не видишь, в холоде сидишь, ешь чуть ли не бичпакет, когда ты не успеваешь, у тебя полчаса перерыв, куда-то идти в кафе времени нет, и вот это вот… Очень было неудобно. Сейчас ты дома, с кружечкой кофе, с чайком сидишь, только разговариваешь с людьми, улыбаешься, к тебе люди сами приходят по рекомендации. Ну, не знаю, если человек здравомыслящий, зачем на кого-то работать? Ну, кому-то удобно, кто-то не хочет проблем и т.д. Вот это вот всё. Но онлайн-режим – это же проще всего. Не надо каких-то там документов, куда-то бегать, что-то делать. Всё. Создала свою школу. Есть у тебя какие-то мысли. Не торопитесь, что сразу раз! – и оно получится. Месяц и всё, и ты миллионер или известный. Это будет идти потихоньку. И Анна все время говорила: «Идете вы нормально. Я думала, сейчас Анна скажет: «Всё, жмите на газ, полетели!» Я жду, когда она так скажет, а она говорит: «Нормально. Не надо, отработайте, идите дальше». Как бы она вовремя нас останавливает или правильные дает советы, это очень тоже важно.
И опять-таки новичкам. Если вы смотрите, если вы подписаны, ну я считаю, значит, вот эта идея в голове есть. Выбрав это, можно хотя бы посмотреть, например, подходит или не подходит. Потому что после первого вебинара практически, вот мы заплатили 40 или 50 тысяч рублей за вход, в целом после первого вебинара вот эти деньги были опять заработаны мной. Каждый курс по 9900 и всё. Если бы даже что-то мне не понравилось, я бы хотя бы знала, что я попробовала, у меня не получилось. Ну, 100% уверена, что если вы ищете, даже студенты, которые ко мне звонят: «Гузель, а вас советуют. Подскажите, зарядите, расскажите». Я сразу говорю: «Если вы здесь, вы уже лидер. Ну в том, что люди разные. Какие люди не придут? Боящиеся, сомневающиеся. И когда говорят «у меня денег нет, чтобы заплатить», я говорю: «Боже мой, тебе срочно надо к нам сюда и у тебя будутц деньги». – «У меня нету времени, я работаю по 12-15 часов». Я говорю: «Тебе срочно надо сюда». Я бы говорила, наверное, так. Потому что если у тебя нет денег, вот ты взрослый человек, а у тебя нет денег, как возможно? Ну неужели все зарабатывают, идут вверх-вверх-вверх-вверх, а ты все бедненький, все жалеешь, весь больной, весь там какой-то… Двигайся. Особенно, не знаю, для мужчины, это, мне кажется, огромный минус – сидеть и ждать, когда его там кто-то подтолкнет к чему-то. Надо брать в руки и пошел. Примерно. Поэтому все желающие, если вы здесь и смотрите, это говорит о том, что уже идея есть. Вот бывает, не касается, не нужно, не видишь, ну не касайся, не видь, не смотри. Но если ты уже видишь это все, то у тебя уже идут мысли, ну попробуй, чтобы это получилось. И только от тебя будет зависеть: дойдешь ты до конца или не дойдешь. Потому что я не скажу, что все 100%. Ну, кто работает – 100%, над собой, над своим продуктом, над желанием помочь, у тех получается. Кто не работает, у кого-то, может быть, вдруг получится онлайн-бизнес, вот кто так думает, у них не получается. Например, как только я закрыла школу и полностью переключилась, у меня пошли продажи. И сейчас, ну не знаю, я удивляюсь, что «вот мы вас видели», вы знаете, и кто-то обо мне говорит, я говорю: «Ну кто я такая, чтобы обо мне рассказывать?» Конечно, очень приятно. Раньше в своей школе этого не было. Ну знают там сколько тебя людей, 200, 300, 500, 1000, 2000, а сейчас одна реклама и тебя знают на весь свет. Ну примерно. Почему бы нет? Хотите денег, хотите удобства, хотите хорошей жизни, комфортной жизни, хотите? Как бы это не звучало миссией – приносить добро людям, тогда это для вас подходит. Примерно так.

Антон: Я даже не знаю, понимаешь ли ты вот тот объем добра, который ты сделала, вот сейчас придя в эфир, записав это интервью, потому что настолько много энергии заложено вот в этот диалог наш, который получился. Мне кажется, он вдохновит такое огромное количество людей, что вот просто как вспышка, то есть твое появление, оно вызовет цепную реакцию в виде… Ну вот когда люди будут решаться делать этот шаг, выстраивать образовательный бизнес, а дальше еще будут получаться их ученики, распространяться знания. То есть ты сейчас как доминошку запустила какой-то нереально огромный процесс. Поэтому большое тебе спасибо. То, что вы с Дамиром делаете такое большое дело, делитесь своей энергетикой, результатами с коллегами, с нашими зрителями, в общем, буду очень рад вас обоих увидеть в Москве уже в студии, когда будем записывать финальное интервью. Ну и, конечно, будем дружить, поддерживать связь теперь, я думаю, долгие годы.

Гузель: Прекрасно. Антон, я все, что сказала, это искренне. Потому что я верю в то, что всё, что сказано, знаете, где-то вот из сердца, оно дойдет прямо в сердце. Потому что люди иногда говорят поверхностно, где-то там, и он остается на этом уровне. И опять, призвав прийти вот сюда учиться вместе с нами, общаться вот с таким человеком как Антон, много чего добившимся, со мной, с теми миллионерами или просто вот людьми, которые здесь занимаются, все классные, все разные, у всех разные профессии, разные мировоззрения. И вот мне еще нравится идея: любая проблема у тебя есть, у нас консультант есть там по ожирению, хочешь быть худой – пожалуйста, обратись, он тебе всё быстро там расскажет, хочешь духовности – к вот этому обратись, и бесплатно причем. И каждый хочет поделиться и помочь. В этом случае я не даю какую-то рекламу сейчас, чтобы вот был у меня плюс. Нет. На самом деле я обычно говорю свое мнение, но знаю, что человек зайдет, он получит свое благо, станет лучше жить, как-то лучше себя чувствовать, как-то будет в себе увереннее. Это мне зачтется тоже свыше, когда советуешь что-то хорошее, и это хорошее человек делает. И ему хорошо, и тебе хорошо. Потому что все равно в жизни, оно же всё взаимосвязано. Ну всё, времени занимать много не буду. Очень рада была пообщаться. Спасибо большое за возможность поговорить с тобой также, Антон.

Антон: Спасибо тебе большое. Хорошего тебе рабочего дня. Давай работать.

Гузель: Хорошо.

Антон: Всё, давай, пока.

Гузель: Пока.

«Жмите на кнопку и приступайте к построению своего
инфобизнеса до результата 2 млн. руб. вместе с нами»

Другие истории:

выскажите свое мнение

Оффер 19 моделей
Оффер воздух