Елена Леонтьева

Ниша: Трудности зачатия, подготовка к родам

  •  Ниша: Осознанное материнство
  •  Имя: Елена Леонтьева
  • Результат: 1 000 000 руб. во время обучения
  • Трансформация: стартовала с кредитом, с нуля сделала свой инфобизнес

Елена Леонтьева

Антон: Здравствуйте, коллеги, товарищи, зрители. Сегодня у нас небольшое интервью с Еленой Леонтьевой. Вчера вечером, уже поздно вечером пришли очередные оплаты, и Елена пробила планку в миллион рублей. Елена, поздравляю тебя.

Елена: Спасибо, Антон.

Антон: Для тех, кто, может быть, не знает, Елена сейчас проходит у нас обучение в «Интернет-Университете» на факультете инфобизнеса и строит свой обучающий бизнес, тренинговый бизнес в теме… Давай ты сама про тему расскажешь, чем ты занимаешься.

Елена: Моя тема – осознанное материнство. Конкретнее – я помогаю женщинам преодолевать сложности с зачатием и готовлю женщин к легким родам, к безопасным естественным легким родам. То есть это два направления совершенно разных. Но это то, что я люблю делать.

Антон: Хорошо. Про тему мы чуть-чуть попозже поговорим. Тема интересная, востребованная. Давай немножко с самого начала. Хочется посмотреть трансформацию, которую ты уже прошла на тот момент. Давай вспомним тот момент, когда ты пришла в «Интернет-Университет», какая вообще была ситуация в жизни, в работе, в бизнесе, что подтолкнуло к тому, что вот нужно открывать какой-то бизнес?

Елена: Ситуация была очень жесткая. Жизнь поставила в такие условия, что приходилось же выбирать: либо мне надо что-то делать активно, либо… Ну, просто на самом деле не было выбора. За твоей системой я следила где-то примерно полгода и с такой завистью смотрела на вот этих миллионеров, у них такие лица какие-то, какие-то они такие удивительные люди, что это за люди. Я себе не могла сопоставить с этим. Полгода где-то я присматривалась, при этом я была в инфобизнесе уже год, пробовала себя. У меня были такие маленькие эпизодические продажи. Вообще ни о какой стабильности там не было и речи. И меня это настолько вымотало, потому что на курсах говорили: сейчас вы научитесь проводить вебинар и у вас будут продажи, «будешь лежать на диване, и только будут деньги идти». У меня были такие сильные иллюзии по поводу этого, что я была в сильном разочаровании. Целый год я просто вот как-то из разочарования в разочарование перекатывалась. И когда еще внешние обстоятельства жизни, скажем так, надавили, то есть начался кризис, поднялся доллар. У нас совместный с мужем бизнес просто пришел в абсолютный упадок, упали доходы. То есть просто была страшная ситуация, мы не знали, как выживать. И на последние деньги, на кредитные деньги я записалась на программу. Кстати, я подала один раз заявку, ты меня не принял. Вот, это было один раз. Ну я так еще не очень-то и хотела. А потом я уже написала такую заявку, чтобы меня точно приняли. И была рада, что меня приняли. И тем не менее, когда я представляла, что я когда-то стану миллионером, примеряла на себя это образ. Но в душе была такая буря всего, что вот я одной частью в себя не верила, другой частью в себя верила. Думала: что со мной должно произойти, чтобы я стала миллионером, чтобы я смогла сделать эту гигантскую для меня тогда цифру? В общем, это был такой захватывающий шаг, и потом начались суровые будни.

Антон: Давай чуть позже про суровые будни. Меня интересует вот вопрос выбора. Когда с каждого угла обещают, что вы будете лежать на диване, а деньги будут падать вам на счет или под пальмами в гамаке, а деньги всё еще падают, при этом мы особо и не обещали каких-то таких вещей. Почему тогда… как заметила, почему выбрала именно обучение у нас?

Елена: Именно потому, что не обещали вот этих вещей. Потому что я уже наслушалась, увидела, что как-то оно не вяжется с реальностью. Я просто стала наблюдать за проектом, увидела, что не так-то быстро эти миллионеры делаются. И что это какой-то такой процесс созревания. Это вызвало доверие. Я не пристально смотрела, я не читала посты. Я эпизодически что-то видела: о! Как-то так падало мне там в копилочку. И в какой-то момент, как раз у меня ситуация усложнилась в жизни и пришло видео с очередным новым миллионером. Оно на меня повлияло очень сильно, потому что он говорил, что он тоже в каком-то состоянии полного упадка в жизни…

Антон: А кто это был, вспомнишь, нет?

Елена: Я не помню. Я его не знала и фамилию его не запомнила. Может быть, Денис его звали, но я не уверена. Не помню даже, кто это был, та звезда, которая меня вдохновила.

Антон: Денис Кириленко, наверное.

Елена: Да, Кириленко.

Антон: Хорошо. Понятно, как ты выбрала. Начались суровые будни. Как вообще вот ожидания и реальность, как они расходились, были похожи, что происходило внутри?

Елена: Меня очень увлек процесс. Наверное, начались не суровые будни, начались увлекательные. Сначала было увлекательно. Я увидела систему, которой мне очень не хватало. Выстраивание ДНК продукта, то есть исследование своей компетенции, исследование рынка, совмещение этого и то, что я могу предложить. У меня были такие состояния, просто ну такие инсайты, просто как землетрясения были, такие осознания мощные, они мне как-то помогали понять, зачем я всё это делаю, для каких женщин, с какой целью. Это было очень мощно и значимо. Я вообще люблю делать исследования. Было сложнее начинать претворять это в жизнь. И когда уже ну вот я прошла вводный курс, когда уже началось, что нужно что-то делать конкретно, вот здесь я стала сталкиваться с первыми сложностями, что, оказывается, то, как я думала, сейчас как я им расскажу, всем женщинам, они как кинутся, скажут: «О, какие знания! Мы так ждали давно!» Это был такой очень жесткий первый удар с реальностью, что они приходили, послушали, говорили: «Спасибо, очень интересно, да, это очень важно» и никто ничего не покупал. И я себе задавала вопрос: почему, что происходит? Я обижалась на них, думаю: блин, я так работаю, что вообще происходит? И какое-то время мне потребовалось, чтобы понять, что я говорю не на их языке, я говорю своими идеями, своими понятиями. То есть я не в курсе вообще, чем они мыслят, что им нужно услышать, как их увлечь, как им помочь преодолеть их страх, чтобы решиться на изменения. Вот. И в этом мне помог турбочат.

Антон: Для тех, кто не знает, турбочат – это у нас особое такое место, можно сказать, что подвал, когда долгое количество времени студент находится на обучении и не показывает результаты, мы его переводим в такой подвал, где особо суровые условия.

Елена: Это точно.

Антон: Нужно сначала пройти тренинг, поковыряться немножко в себе: а куда же внимание-то на самом деле уходит, если не в работу? Или, может быть, что я упускаю? А потом еще ежедневно отчеты, которые нужно писать, что конкретно я сделал за день, сколько я времени потратил, ну чтобы реальность стала видна, сколько времени ты тратишь на свое дело в день, в неделю и т.д., как ты продвигаешься к цели. Как там было в турбочате, расскажи.

Елена: Это было очень жестко. Вот я, правда, могу сравнить это с заточением в какую-то темницу. Потому что из чата, где активность, где все инфобизнесмены нашей команды обсуждают, где позитивная энергия, где подпитка есть, мы оказываемся в чате и в состоянии, что ты должен только давать отчет, никакой еще тебе информации не дается, никаких аплодисментов, то есть вот как на хлебе и воде. И концентрация полная, я просто осознала тогда, что я ж могу вообще тогда ни с чем уйти с проекта, потому что там достаточно жестко. Не выполняешь там какие-то задания, три раза не выполнила отчет – всё, до свидания. Очень четко мне это помогло осознать, что это не игра, что никто не будет тянуть за ручку. Мне это было важно осознать. И тогда там я первое время адаптировалась. И тогда у меня была стратегия вырваться нафиг из этого турбочата. Это было единственное. Мне не нужны были ни миллионы, ничего. Мне нужно вырваться из турбочата. Вот и тогда я просто стала задавать себе вопросы: что мне продать, что сегодня я продам? Я придумывала минипродуктики, я забыла напрочь про свой ДНК, оно мне никак не помогало. Мне помогало только, когда я проводила вебинары, узнавала, что хотят люди, давала им это в таких вот маленьких каких-то объемчиках по очень низким ценам – 100, 200, 300 рублей (до 1000), смотрела на их обратную связь. И вот когда начались продажки маленькие, они дали энергию. Даже вот эта продажа на 100, на 200, на 300 рублей, она столько дает энергии и позволяет, вот этот азарт появляется. И я прям просыпалась каждое утро и думаю: а что я сегодня еще продам, что я сегодня еще придумаю? И я одним и тем же урокам придумала абсолютно разные названия. То есть я искала формулу, что хотят люди слышать, что хотят женщины слышать, что они хотят покупать. И так я лучше узнала свою аудиторию. И постепенно начались продажи. И больше веры в себя. Ну, уже как-то сумма, которую нужно, чтобы выбраться из турбочата, была небольшая. По-моему, на 20 тысяч мне нужно было продать. И для меня это казалось, когда было ноль, у вообще непреодолимый какой-то барьер. Но когда начались первые продажи, уже чик-чик-чик, я уже поняла, что уже сейчас пару-тройку неделю и я вырвусь на свободу.

Антон: Что произошло, когда вот этот первый порог преодолен и тебя поздравляют, тебя переводят в общий чат, где инфобизнесмены, можешь вспомнить тот момент, какие мысли были?

Елена: Да, да, вспоминаю сейчас. Это что-то похоже на то, что я сейчас чувствую про миллион. Это прорваться через собственную инертность, неверие и бессилие. Для меня это была первая победа, на которой потом всё остальное строилось. И я вышла оттуда уже с пониманием, что я могу продавать, что у меня уже были инструменты какие-то конкретные. Не идеи, а конкретные инструменты, которые я просто знала, что я могу повторить. И плюс признание коллег и там очень всегда такая у нас очень теплая, очень любвеобильная там, заливает овациями. То есть это на самом деле очень лечит израненную в турбочате душу. Это был очень сильный опыт. Я понимаю, что для меня он был крайне важен.

Антон: Ну вот мы так посмеялись над ДНК продукта, а вот в целом вот это исследование понимания, оно сыграло какую-то роль или оно больше отвлекало тебя?

Елена: Сыграло. Я говорила, что вначале меня это очень увлекло, оно мне придало картину бизнеса в целом, моему видению себя. Оно мне помогло, но вначале. Но потом мне пришлось от него отойти. И в принципе я 2 или 3 раза меняла. И сейчас я не могу сказать, что у меня уже есть ДНК, потому что я всё еще взаимодействую со своей аудиторией и ищу идеальный… ну, лучший, скажем так, для себя и для них продукт. Поэтому я экспериментирую. Вот это мне стало приносить отдачу. Когда я стала искать разные форматы, особенно те, которые мне не хотелось делать. Например, марафоны или какие-то такие вещи, которые, думаю: ну, это ж несерьезно как-то вообще. Надо какой-то продукт записать, красиво оформить, всё со слайдиками. Вот, а на деле оказалось, что когда я стала экспериментировать, кстати, для меня был тоже таким поворотным моментом, когда коуч моя, Настя, она сказала: «Ну, сейчас будут у вас выходные майские, вот вам задание на три дня, что-нибудь на три дня придумайте быстро». Вот и это тоже, опять же, без области стратегий, фантазий, просто конкретно залендила страничку, придумала из того, что было, сделала марафон и запустила. И это дало такой резонанс. Ну, как-то, не знаю, такая энергия в массах включилась, что меня это очень зарядило и это, опять же, потом пошли продажи. Хотя это был бесплатный марафон. И меня это очень потрясло, что мне раньше было как-то жалковато свой продукт отдавать дешево. Думаю: ну я же так работала, я столько лет работала, как я могу так дешево отдать этот продукт? Никак у меня не умещалось в голове. И только вот когда я почувствовала, что массы, когда я почувствовала точнее объем, когда много людей, когда я увидела, что одним махом я могу сделать очень много для большого числа женщин – вот это меня впечатлило. Я поняла масштабность, я поняла, что мне нужны продукты доступные. Моя задача теперь, в общем-то, сместилась с фокуса зарабатывания на то, чтобы дать доступный продукт большому числу женщин. Потому что в этой теме в теме материнства, подготовки к родам, подготовки к осознанному зачатию, преодолению сложностей с зачатием – это такие жизненно важные темы, которые влияют вообще в целом на общество и на жизнь семей и на жизнь общества, которое у нас есть. Это формирование вообще фундамента личности человека. И поскольку это моя миссия, я понимаю, что мне на это нужно влиять, моя задача – сделать такие продукты, чтобы они были доступны абсолютно каждой женщине с абсолютно любым достатком или недостатком денег. И это переключило, очень сильно переключило вот это вот экспериментирование с продуктами, с объемами, с бесплатностями, с платностями, позволило мне как раз таки уже, наверное, понять, ближе прийти к своему ДНК, не знаю, к своему видению стратегии. Я поняла, что сейчас моя концентрация будет именно на массовости. Это в большей степени позволит мне реализовать мой потенциал, чем если я буду точечно с каждым клиентом работать. И следующий мой этап после миллиона – это уже выстраивание вот такой масштабной системы, позволяющей эти массовые продукты до женщин доводить, чтобы они могли услышать то, что они хотят слышать в той форме за ту цену, которую они готовы заплатить и чтобы они только это использовали.

Антон: Поясню для зрителей, «ДНК продукта» – это один из наших ключевых, основных тренингов тематических, который позволяет вообще сформировать такой продукт, за которым… ну вот как любят некоторые большие обещалки делать, когда люди выстраиваются в очередь. Я бы сказал, что это тренинг, который позволяет сформировать продукт, который не нужно прямо вот убиваться, чтобы его продавать, не нужно его втюхивать. Если ты просто рассказываешь о том, что ты делаешь, то люди в принципе уже готовы покупать. И «ДНК продукта» – это как некая формочка, в которую нужно залить данные. А вот какие данные туда человек заливает, оно уже зависит от работы человека. И вот то, что Елена сейчас рассказала, в процессе экспериментов она пробовала разные туда вещества заливать, в итоге испекли первый пирог на миллион рублей. В процессе вот этого вот переливания у тебя немного… или много поменялась тема. Можешь чуть-чуть, это вот как раз то время как раз про твой продукт раскрыть, то есть какую проблему ты изначально решала и потом как ты пересмотрела продукт и переключилась, может быть, на другую проблему?

Елена: Ну, изначально я пришла с темой родов. Ну, скажем так, вышла с продуктом, да, на рынок, с темой подготовки к родам, безопасным, легким, родам без боли, к родам без страха.

Антон: У тебя твой опыт, да, есть?

Елена: Да, у меня есть свой опыт. То есть у меня в принципе вся моя работа строится исключительно на моем опыте. Я сначала преодолела бесплодие, потом я преодолела страх ужасный. Когда я забеременела, у меня был такой страх, что просто на стену лезла от ужаса. И когда я родила ребенка и поняла, что вау, я хочу еще, и поняла, насколько разная модель у женщин у нас с социумом, вот с социумом и опытом печальным нам передана, что я поняла, откуда вот этот страх берется и что как может быть по-другому. Я поняла, что я хочу посвятить этому жизнь, но я хочу чтобы женщины об этом узнали. Когда я пошла учиться на психолога, на перинатального психолога, оттуда уже дальше пошла какая-то личная, частная практика, но потом уже идея инфобизнеса. Потому что родился мой второй ребенок, и мне хотелось работать и при этом оставаться дома, в доступе, и отсюда родилась у меня идея инфобизнеса. Поэтому когда я планировала, что я буду делать, я знала, что у меня будет два направления – преодоление бесплодия, в чем я на свой опыт опираюсь и уже знания профессиональные и плюс к родам подготовка. Причем подготовка к родам – это гораздо более простой продукт. Потому что там проще с женщинами в этой теме работать. Поэтому я начала с него. Но по ходу стало складываться так, что пошли запросы, начали меня спрашивать, потому что моя история, и как будто бы люди сами потребовали «вот это дай». Я честно скажу, что я боялась туда идти, потому что это очень глубокая работа трансформационная, которая касается преодоления бесплодия. Я думаю: боже мой, как я туда пойду, что ж я буду там делать? И, ну, в общем, как-то я себя взяла в руки, поняла, что это всего лишь мой страх, у меня есть знания, которые женщинам помогут. И постепенно, постепенно это вылилось в то, что сейчас, в общем-то, весь мой фокус именно на этой сфере, потому что меня это поглотило, я настолько влюбилась в эту тему, я настолько влюбилась в эту работу, результаты, они настолько значимые…

Антон: У тебя уже клиентки беременеть начинают, да?

Елена: Да. И я просто знаю, что этот процесс не вот так (щелкает пальцами). Это происходит сначала изменение души. И женщина ж до последнего не верит. Только я могу видеть, что происходят такие вот маячки, по ее глазам вижу, что она уже готова беременеть, состояние вижу. Она до сих пор не верит. Она верит только, когда есть две полоски на тесте. Моя задача – верить в нее и говорить ей, что ты идешь, чтобы она не бросила перед финишем. И я сейчас ввела такое понятие, что они уже забеременевают в процессе, показываю, как это происходит. То есть приходится реально находить такие метафоры. Вот я очень помню твои слова, ты сказал в самом начале, что сначала вы будете проводить много вебинаров или много проводить встреч со своими клиентами и искать метафоры, которые работают. Вот это «золотые» слова. В общем, я искала свои метафоры. И они сейчас находятся, я вижу, что резонируют, я вижу, что женщинам приносит облегчение, что это их вдохновляет, что дает им силы, веру, и что в конечном итоге приводит их к заветной беременности, к детям.

Антон: У нас есть такая штука как индивидуальный коуч, который ведет человека по индивидуальному маршруту. Скажи, вот какую роль в твоем становлении, в этом миллионе сыграл твой личный коуч?

Елена: Коуч появился как раз тогда, когда я вышла из турбочата, ты начал вот эти изменения в структуре, и я сразу из жесткой среды турбочатовской попала под белые ручки коуча, который стал со мной индивидуально заниматься, помогать мне. Для меня это то, как Настя меня поддерживала, я не знаю, как это сказать, но, вероятно, она чувствует… то есть, с одной стороны, нужна строгая система, как в турбочате вот эта система жесткой отчетности, такой вот дисциплины, она меня спасла. Но на этапе, когда я экспериментировала, когда я творчеством, по сути, занималась, у меня были не сбалансированные этапы заработка. Я могла месяц ничего не зарабатывать, а потом за неделю или за один день выполнить план месяца. И для меня это было очень важно, что Настя как-то чувствовала, не давила на меня. Потому что напряжение было настолько большое, внутреннее сопротивление на пути к цели настолько великое, что если еще давить вот рамками, я могла бы просто вот не выдержать такого давления. И Настя была всегда в тот момент, когда я ее просила. Я говорю: «У меня такой затык». Чик-чик 2-3 фразы – всё, у меня всё встает на свои места. Я споткнулась, встала, пошла дальше. То есть для меня это самое ценное, что она чувствовала, как мне нужно. То есть мне не нужно много общения, мне наоборот нужно дозировано, тогда, когда я чувствую, что мне нужно. Ну и там иногда спросить: «Ты что делаешь, ты как идешь там к своей цели?» Просто вот такие вопросы. Для меня это решающую роль сыграло – не сдаться, не растянуть это, я не знаю, на сколько, на годы. Она мне помогала с творчеством. Настя работает уникально. Никакого совета вообще, никаких конкретных решений она мне не предлагала. Она мне всё время задавала вопросы. Меня иногда это, честно говоря, бесило: «Ну подскажи мне что-нибудь, я уже замучалась всё это придумывать! Ну подскажи хоть что-нибудь!» – «Нет, сама». В конечном итоге, конечно, это крайне ценно, когда есть человек, который может почувствовать тебя, твой темп и помочь в нужный момент.

Антон: Круто. Хотя удивительно это слышать про Настю, очень системного человека, который сам делал запуск и знает очень много про запуски. Наверное, знает, но хочет, чтобы ты сама угадывала.

Елена: Она системно, она мне помогла, я согласна с точки зрения системности. Иногда казалось, что Настя выворачивает мозги. Или ее задания, они просто выворачивают мозги наизнанку. Ну как это, ну я не знаю. То есть настолько был сильный заход в область дискомфорта и незнаний в плане стратегического планирования – «запланируй сколько». И при этом вполне конкретные она дает инструменты. Допустим, мы ставили себе планку на месяц. И это очень помогало, кстати говоря, выполнять цели. Я думаю: ну как, какую ставить мне планку? Ну хочу я, допустим, я не знаю, 100 тысяч. Могу я себе поставить 100 тысяч или нет? В общем, короче говоря, как проверить эту цель на истинность, как сделать, чтобы это была и не маленькая и не большая, чтобы ее выполнить. И в принципе с Настей все мои планки были взяты. У меня шло удвоение дохода каждый месяц. И когда у меня был такой прям, я не знаю, какой-то мой внутренний прорыв, когда я продала на 450 тысяч или 440 тысяч за месяц, превысив план в два раза… Ну, у меня там был, конечно, шок и просадка в следующем месяце, но в целом, если взять вот этот весь период, то там шло увеличение дохода, прихода в два раза. В общем, короче говоря, всё по плану складывалось. Понимаешь, план работал, но я не работала каждую неделю на то, чтобы у меня каждую неделю была часть плана сделана по деньгам. У меня чаще происходило так, что шла какая-то творческая работа, какие-то эксперименты. Казалось, что всё сыпется, ничего не работает. Потом бабах! – в последнюю неделю (как, собственно, вчера было), в последний день 230 тысяч и всё, закрыли вопрос. И план месяца я тоже сделала.

Антон: У нас технический директор вчера в чате написал: «200 тысяч рублей за час? Кажется, я чем-то не тем занимаюсь». (Смеются.) Хотя то, чем он занимается, у него высокий очень доход. Но все равно даже он впечатлился. Давай поговорим про деньги. Соответственно пришли деньги. Ты заработала суммарный у нас миллион. Мы с тобой работаем по партнерской схеме. Соответственно из этого миллиона 500 ты получила, ту часть, то, что вчера дозаработала соответственно на следующей неделе получишь. Расскажи вот, как ты распоряжаешься деньгами? То есть они пока просто закрывают те дырки, которые образовались в семейной бюджете, или удается на какие-то приятные вещи потратить?

Елена: Они, вот эти деньги, я к ним очень относилась так осознанно. То есть это были, наверное, первые деньги, заработанные своим собственным талантом. Наверное, так сказать. Не просто какая-то халява или что-то… У меня были, в основном деньги ко мне приходили полуслучайно, незаслуженно, скажем так. Это были первые деньги, действительно заработанные своими знаниями, своим трудом, своим упорством. И я к ним совершенно по-другому относилась. Я, во-первых, вела все свои доходы и расходы. И я очень четко понимала, что вот эти, я уже тогда знала, что вот эти деньги, они должны работать на меня. Да, у нас был соблазн закрывать какие-то наши дыры, и часть уходила на то, чтобы прикрыть наши какие-то такие болезненные места, просто текущие расходы, но я всегда оставляла себе деньги на то, чтобы у меня было, чтобы я почувствовала, что ко мне эти деньги приходят. То есть это были либо покупки для себя, что просто так я себе не куплю, даже если это небольшая сумма, что-то вот…

Антон: Ну, например? Расскажи, если это не очень интимно.

Елена: Нет, не интимно. Например, купить себе платье. Потому что в ближайшие месяцы и последние, наверное, даже полтора года я себе ничего не покупала из одежды, вот такой был период. И для меня купить себе платье – это была роскошь. Как это, купить себе платье? Ну, например. Ну вообще свои деньги, мне было важно, чтобы эти деньги помогали поддерживать меня в хорошем работоспособном состоянии. И для меня такой подзарядкой батарейки является обучение либо какие-то женские такие тематические встречи, там, где я, с одной стороны, заряжаюсь энергетикой, там, где я учусь, там, где я улучшаю свою квалификацию как женского тренера, как специфические знания, там по роду и т.д. Для меня эта работало, оно мне помогало. И поэтому я всегда себе оставляла, чтобы у меня было что-то, чтобы я могла либо поехать на тренинг такой, где я получаю вот это вот, то, что мне нужно, женскую подпитку. Когда я работаю в инфобизнесе, я работаю на мужской энергии. Но когда я работаю со своими клиентками, я работаю на женской энергии. И мне обязательно нужно было, чтобы находить этот источник. Сейчас это уже по-другому немножко, уже научилась сама это делать. Но тогда это мне было просто край как необходимо, просто вот подзарядка батарейки. И поэтому я эти деньги, они шли на то, чтобы я оставалась в хорошем работоспособном состоянии. И это работало.

Антон: То есть всякие отдыхи, они пока впереди?

Елена: Отдыхи я себе устраивала. Я поняла, что мне нужно делать два раза в неделю перерыв. Прям вот обязательно среда у меня и воскресенье, когда мы всей семьей уезжаем на один день куда-то. Просто такой выезд. Мы по деньгам, да и сейчас у нас нет возможности выехать, не было, и вот мы придумали себе мини-путешествия, чтобы как-то вот, я не знаю, поддерживать себя, вкус к жизни поддерживать, и составляли план, куда мы поедем в ближайшие годы, в какие страны. То есть мы как бы, ну я ощущала, что это случится, я уже чувствовала с этими деньгами, но мне обязательно нужно было выдерживать графики отдыха и работы, иначе я просто вот теряла энергию и всё.

Антон: Как муж у тебя относится к тому, чем ты занимаешься? Вопрос не праздный. У нас была одна студентка, которая дошла уже до 700-800 тысяч и ушла, потому что ее муж занервничал: что-то она много зарабатывает. Как у вас с этим?

Елена: У меня муж, он меня очень в этом поддерживал с самого начала. И, собственно говоря, он мне очень помогал, потому что своей поддержкой, потому что он большей частью брал на себя какие-то вопросы, на которые мне не хватало энергии. Допустим, он больше уделял внимания детям, потому что я была в большей степени погружена сюда. То есть он мне помогал и морально, он меня поддерживал в этом, и в какой-то степени меня разгрузил, снял с меня ту нагрузку, что я должна еще и детям сейчас вот много чего дать. В принципе, я видела, какое на него это оказывает влияние. То есть когда он говорит: «Всегда интересно знать историю успешных людей, но я ее увидел перед своими глазами». Он мне так сказал.

Антон: У тебя в семье там сразу статус вырос.

Елена: Ты знаешь, он как-то вот не про статус, он про какой-то, знаешь…

Антон: Когда ты в одно прекрасное утро видишь, что, оказывается, твоя жена – эксперт со своей историей успеха.

Елена: Да, вот это есть. Ты знаешь, оно как-то подняло нас обоих. Я не знаю, как это сказать, но вот этот статус, он нас обоих поднял, потому что он очень много в меня вкладывался эмоционально. То есть было неверие тоже. Он когда-то его пытался не показывать, но было видно, он очень старался. Вот, поэтому я знаю, что он тоже в этот проект как-то так вложился, верил мне, даже если сам не верил, то мне он верил. Поэтому это про какой-то наш этап тоже взаимоотношений, нашей тоже победы, что он поверил в меня, для него вот это сейчас важно.

Антон: Подходим уже, наверное, к концу. Люди, которые сейчас на пути к этому миллиону, твои сокурсники, те, кто уже заработал деньги, те, кто только-только хотят заработать, многих пронизывает вот это вот неверие, страх, много всего вот негативного. Вот что бы ты могла бы им сказать такого, чтобы им, может быть, стало легче, чтобы они веселее побежали к результату? И вообще есть ли такие слова, которые можно подобрать?

Елена: Ну, я думаю что есть. Меня поддержали твои слова о том, когда ты рассказывал нам схему, как идут к миллиону, вообще как идут к успеху. Сначала это легко и интересно. Потом мы падаем, проваливаемся в яму, как очень большой такой ров перед тем, чтобы взять крепость. И вот я это прочувствовала на собственной шкуре. И ты знаешь, вот так, как меня колбасило в этот месяц и в эту неделю, мне никогда не было так плохо, я никогда так в себя не верила. То есть у меня были такие дни, когда я говорила: вообще я ничего не могу делать. То есть настолько разбалансировка была сильная, что мне даже вот просто реально опускались руки, я в себя переставала верить. И Настя меня в эти моменты ну как-то так вставляла какие-то свои такие нужные словечки. И я просто продолжала технически делать. Просто технически, что мне надо делать, у меня есть обязательства перед женщинами, неважно, что мне хреново, ну хоть как-то я это выдам. И, в общем-то, когда это свершилось, я поняла, что это как раз и было то самое жесткое место перед финишем. Поэтому чем сильнее трясет, тем больше радуйтесь, значит вы уже близки.

Антон: Ну а что делать-то, когда вот кажется, что ничего не получается?

Елена: Ну вот тогда просто для меня было спасительно, что люди ждут, людям важно. Если я сейчас опущу руки, то они недополучат чего-то. И это меня заставляло просто хотя бы пойти и сделать. Просто вот простые действия конкретные, то, что есть по плану, что мне на последней неделе там назначат. То есть план проваливался у меня месяца. У меня шла четвертая неделя, я его не выполняла, и, значит, у нас был план Б с Настей. «Бесплатные консультации, заряжаем бесплатные консультации». – «Не хочу бесплатные консультации! Сил нету! Вообще не хочу!» – «Заряжаем бесплатные консультации, проводим бесплатные консультации». – «Не могу людей видеть, не хочу! Не хочу никого учить!» – «Все равно проводим». А потом чик! – один ответил, другой ответил. В общем, завертелась энергия, опять же, когда вот этот вот такой интереснейший принцип: когда я начинаю с аудиторией работать бесплатно, начинает отдача какая-то приходить. Даже начала не от тех приходить, кого я консультировала, а от кого-то вообще другого. То есть вот эти вот взаимосвязи обмена со Вселенной, они такие вот удивительные, что когда начинаю получать вот это вот, то я уже начинаю понимать, что я иду правильно, уже можно немножко расслабиться, выдохнуть. Но если совсем плохо и тяжело, надо просто все равно делать. Просто обычные тупые действия с плохой энергией, но просто делать.

Антон: Будем заканчивать. Если есть у тебя какая-то еще идея, которую ты хочешь донести до зрителей, скажи, если нет, то будем под этим тогда подводить черту.

Елена: Да, я скажу, что для меня, наверное, самое сложное было на пути к миллиону – это преодоление внутренних барьеров и страхов. Собственно говоря, я так оглядываюсь назад, сами технические вещи или вот что-то конкретное, что я делала руками, головой, материальные действия, они не так сложны. Но вот преодолеть страх сопротивления для того, чтобы эти действия сделать, вот это занимало львиную долю времени, сил, энергии. То есть это по большому счету переделка себя. И поэтому совершенно нормально, что появляется такое сопротивление. Просто надо знать, что через это надо пройти. Это не только у вас так, это у всех так, кто идет на этом пути. Поэтому нужно время, нужна настойчивость, нужна любовь к своему делу и тогда миллион в ваших руках.

Антон: Спасибо большое за такие слова. Надеюсь с тобой увидеться после второго миллиона уже в студии, вживую, когда бизнес станет твой более стабильным, более системным. Давай двигаться дальше.

Елена: Спасибо, Антон.

Антон: Тебе удачи.

выскажите свое мнение